Когнитивная наука в Москве: новые исследования

Конференция стендовых докладов
Важные даты:
  • 19 апреля
    начинается подача заявок с докладом
  • 25 апреля
    заканчивается подача заявок с докладом
  • 11 мая
    рассылка результатов рецензирования
  • 25 мая
    начало регистрации участников
  • 1 июня
    заканчивается подача заявок на воркшопы
  • 20 июня
    заканчивается регистрация участников
  • 23–24 июня
    конференция

Шестая конференция состоится 23–24 июня 2021 г.

Программа докладов

Пожалуйста, обратите внимание на время, когда постеры должны быть вывешены, сняты и на время обязательного присутствия докладчиков у постера.

В этом году будет пять секций каждая продолжительностью 2 часа 30 минут.

Демонстрации и мастер-классы (см. расписание) будут продолжаться по 2 часа и вынесены на вечер второго дня конференции.

Также в этом году будут работать дополнительный стенд с выставкой нейрофизиологического оборудования от компании ИнфоМед и книжный киоск.

Расписание секций по дням:

23 июня
  • 10:00. Начало регистрации
  • 11:00–13:30. Секция 1
  • 13:30–14:30. Знакомство с родословной российских когнитивистов
  • 14:30–17:00. Секция 2
  • 17:15–19:45. Секция 3
24 июня

23 июня

10:00 — начало регистрации
11:00—13:30. Секция 1.

Когнитивные функции животных. Мышление. Эмоции. Нейронаука. Методы психологии и нейронауки. Внимание и память. Движение. Сон.

Время размещения постеров: 10:55

Время снятия постеров: 13:35

Время обязательного присутствия докладчиков:

  • у нечетных стендов 11:00—12:15,
  • у четных стендов 12:15—13:30.

  1. А.В. Жегалло, И.А. Басюл, Я.Н. Смольный
    Особенности опознания «базовых» эмоциональных экспрессий при пороговых временах экспозиции

    Аннотация. Изучалось невербальное опознание «базовых» эмоциональных экспрессий лица в предельных условиях. Современные 240 Гц мониторы обеспечивают возможность экспозиции изображения на 4 мс, что дает радикальное снижение эффективности опознания «базовых» сильно выраженных эмоциональных экспрессий лица. Предполагалось, что в таких условиях будет проявляться особая роль «спокойного состояния» как прототипа восприятия эмоциональных состояний (Барабанщиков, 2009). По результатам эксперимента участники были квалифицированы по двум основаниям: по эффективности — низкоэффективные либо высокоэффективные, по используемой стратегии — отказывающиеся от ответа либо использующие экспрессии-заместители. Спокойное лицо как «экспрессию-заместитель» используют только «высокоэффективные» испытуемые со средней точностью опознания .5. «Низкоэффективные» испытуемые со средней точностью опознания .17 в качестве «экспрессии-заместителя» используют группу выражений «радость - спокойное лицо - печаль». Таким образом, положение об особой роли «спокойного состояния» подтверждается частично.

  2. О.А. Королькова, Е.Г. Хозе, Е.В. Рябинина
    Влияние социального контекста на восприятие сложных эмоциональных экспрессий

    Аннотация. Известно, что восприятие лицевых выражений базовых эмоций подвержено влиянию контекста. Нас интересовало, будет ли социальный контекст влиять на оценку выражений сложных социальных эмоций. Мы провели две экспериментальные серии. В серии 1 видеоролики сложных эмоций предъявлялись без контекста; в серии 2 сложные эмоции «влюбленность», «ностальгия» и «эмпатия» демонстрировались в контексте социальных ситуаций. Контекст задавался при помощи сценок-пантомим с участием двух актеров, лица которых были расфокусированы. К каждой из трех экспрессий лица подбирались сценки, конгруэнтные и неконгруэнтные по эмоциональному содержанию. Участники обеих серий давали краткое вербальное описание эмоций, выраженных на лице, и оценивали их по Шкале дифференциальных эмоций, а также заполняли Торонтскую шкалу алекситимии. Ожидалось, что конгруэнтный контекст приведет к более однозначным оценкам сложных эмоций. Также ожидалось смещение оценок экспрессий лица в сторону эмоционального содержания неконгруэнтного контекста. Результаты показали, что экспрессии «влюбленность» и «эмпатия» воспринимаются как более положительно окрашенные в конгруэнтном контексте по сравнению с неконгруэнтным или отсутствием контекста, и как более негативно окрашенные — в неконгруэнтном контексте по сравнению с конгруэнтным контекстом или его отсутствием. Для экспрессии «ностальгия» получены сходные профили оценок вне зависимости от контекста; значимые различия выявлены только по отдельным шкалам, что предположительно может быть связано с меньшей ролью социального компонента в восприятии и переживании данной эмоции.

  3. А.А. Зинина, А.А. Котов, Л.Я. Зайдельман, Н.А. Аринкин
    Моделирование эмоций разной глубины на роботе Ф-2

    Аннотация. Известно, что эмоциональное поведение робота-компаньона важно для взаимодействия человека и робота: обладающие эмоциональной экспрессией роботы позитивнее воспринимаются пользователями. В работе представлен метод моделирования эмоциональных состояний для робота-компаньона Ф-2 — описана модель, под управлением которой робот помогает собеседникам при решении головоломки танграм. Модель основана на балансе базовых эмоциональных состояний (грусть, радость, удивление и др.), выражение которых зависит от предыдущего опыта взаимодействия. Кроме этого, в модель также закладывается способность робота выражать эмоции разной глубины: push-эмоции (испытываемые) и pull-эмоции (выражаемые). Pull-эмоции переживаются сравнительно слабо, но их внешнее выражение существенно преувеличивается с целью воздействия на адресата. Они демонстрируются для того, чтобы сделать оценку действий собеседника более явной. Push-эмоции внутренне переживаются, при этом их внешнее выражение по возможности подавляется и проявляется через мелкие мимические паттерны, например, через нахмуривание бровей и автоманипулирование — при общем негативном настроении, через улыбки и направленные жесты — при общем позитивном настроении. Эмоциональные паттерны описываются 145 пакетами на языке BML. Данная модель может быть масштабирована для широкого класса задач, в частности, для моделирования вопросно-ответного взаимодействия с роботом.

  4. О.П. Марченко, Н.С. Гурьянов
    Самооценки силы эмоционального возбуждения в коллективистских и индивидуалистских обществах

    Аннотация. Кросс-культурные различия в силе эмоциональных проявлений активно исследуются в последние десятилетия. Исследователи обычно сравнивают понимание идеальной эмоции в странах, принадлежащих разным типам, а также самоотчет о силе эмоций в повседневной жизни, что лишь косвенно может свидетельствовать о кросс-культурных различиях в эмоциональных реакциях. Данная работа посвящена сравнению самооценок силы эмоционального возбуждения (arousal) в ответ на эмоциогенные стимулы в странах, где доминирует индивидуализм и коллективизм. В исследовании приняли участие жители таких индивидуалистских стран как Великобритания (N = 62) и Германия (N = 62), а также жители Малайзии (N = 85) и России (N = 83), уровень коллективизма в которых является достаточно высоким. Результаты показали, что уровень эмоционального возбуждения оказался выше в выборках жителей тех стран, которые традиционно относят к коллективистским, по сравнению с выборками, состоящими из жителей индивидуалистских стран. Мы предполагаем, что полученные данные можно объяснить более высоким уровнем адаптации к эмоциогенным стимулам в повседневной жизни благодаря средствам массмедиа в странах, где доминирует индивидуализм.

  5. Н.А. Бондаренко
    Быстрое многоступенчатое последовательное обучение с отложенной обратной связью у крыс в тесте «Экстраполяционное избавление»

    Аннотация. В повседневной жизни (например, при посещении банкомата) человеку нужно быстро найти и запомнить цепочку из нескольких последовательных действий. Обратную связь («подкрепление») он получает только после совершения последнего из действий, для предшествующих же действий обратная связь является «отложенной». Такой тип обучения описывают алгоритмом «эпизодического контроля», основанным на эпизодической памяти (Lehmann et al., 2019).

    В настоящей работе парадигму «банкомата» мы моделировали на животных. Экспериментатор опускал крысу внутрь ограничительного цилиндра, нижним концом опущенного в емкость с водой (тест «Экстраполяционное избавление», ТЭИ). Для избавления из воды, животное должно было совершить цепочку действий: выйти из ограничительного цилиндра, поднырнув под его нижним краем, затем найти трап, подвешенный на бортик емкости, и уже по нему выбраться на сушу. Ранее мы показали, что: а) 90% крыс с первой попытки проходят этот «квест»; b) при повторных помещениях крыс в установку ТЭИ животные быстро оптимизируют как подныривание, так и вылезание из воды; с) избавление из воды является единственным подкреплением, обеспечивающим запоминание животным всей цепочки действий.

    Для объяснения способности животных к «цепному» обучению традиционно используют классический алгоритм временной разницы (например, TD-0, Sutton, 1988), Этот алгоритм предсказывает, что наибольшее количество ошибок субъекты совершают в точках выбора, наиболее удаленных от подкрепления. Для выяснения, описывает ли TD алгоритм обучение крыс в ТЭИ, мы использовали 3 модификации дизайна ТЭИ: а) «быстрая обратная связь»: животное вынимают из воды сразу после подныривания; в) «отложенная обратная связь»: после подныривания животное должно само найти трап и выбраться из воды. Эта модификация имела 2 степени сложности: простая (вылезание по неподвижному сетчатому трапу) и сложная (вылезание по гибкой спирали, требующее от животного значительной ловкости).

    Эксперименты показали отсутствие достоверных различий динамики обучения подныриванию между 3-мя модификациями дизайна ТЭИ, что опровергает гипотезу о TD обучении. Альтернативная гипотеза (крысы пользуются неким функциональным аналогом «эпизодического контроля» человека) требует дальнейшей экспериментальной проверки.

  6. И.А. Хватов, А.Н. Харитонов, А.Ю. Соколов
    Серые крысы (Rattus norvegicus) учитывают вес собственного тела при оценке прочности опоры

    Аннотация. Восприятие собственного тела, применительно к животным, выражается в их способности принимать в расчет различные параметры собственного тела в их связи с объектами внешней среды. В настоящее время одним из направлений исследований является изучение способности животных воспринимать своё тело в качестве физического препятствия для решения задачи. Мы изучали способность серых крыс учитывать вес собственного тела. Для решения экспериментальной задачи крысам необходимо было получать приманку, проходя по одному из трех мостиков, расположенных над полом. Мостики могли быть установлены в закреплённую или незакрепленную позицию. Во втором случае, когда крыса пыталась пройти по мостику, она падала. Соответственно, крысе было необходимо соотносить вес своего тела с прочностью опоры. Было установлено, что 14 из 40 испытуемых крыс могут решить данную задачу. В ходе эксперимента эти грызуны демонстрировали характерные «пробующие движения», в ходе которых, как мы полагаем, они соотносили собственный вес с характеристиками внешних объектов. Таким образом, нами была продемонстрирована способность крыс учитывать вес собственного тела.

  7. Т.А. Палихова, А.С. Пивоваров
    Существование α7 никотиновых рецепторов ацетилхолина на идентифицированных нейронах наземной улитки

    Аннотация. Холинэргические механизмы играют важную роль в мозге животных и человека. Участие α7никотиновых холинорецепторов (α7 нАХР) активно исследуются в связи с когнитивными функциями. Задачей нашего исследования было показать наличие α7 нАХР в нейронах моллюска, виноградной улитки Helix pomatia. Для этого использовались стандартные методы внутриклеточной регистрации активности идентифицированных нейронов. Изучалось влияние селективных блокаторов α7 нАХР, альфа кобратоксина и новых конотоксинов, на деполяризацию, вызванную локальной инъекцией ацетилхолина (АХ). Во всех исследованных нейронах, отвечающих на АХ, добавление в физиологический раствор α7 нАХР блокаторов приводило к уменьшению амплитуды АХ-деполяризации до 40–60% первоначальной амплитуды. Удаление блокатора из физраствора приводило к восстановлению амплитуды. Таким образом было показано существование α7 нАХР на мембране нейронов беспозвоночных животных, виноградной улитки.

  8. Г. Согоян, А. Ледовский, М. Некрашевич, О. Мартынова, М. Шараев
    Веб-интерфейс для автоматической разметки независимых компонент электроэнцефалографии

    Аннотация. Данные электроэнцефалография (ЭЭГ), несмотря на широкое применение в нейрофизиологических исследованиях, часто являются сильно зашумленными и содержат множество артефактов, таких как, например, активность глаз и мышц. Большинство исследователей используют метод независимых компонент (ICA) для разложения сигнала на компоненты и удаления шумовых компонент. Тем не менее, у каждого эксперта свой индивидуальный подход для определения таких компонент. Программный продукт с открытым исходным кодом ALICE, доступный по ссылке http://alice.adase.org/ призван решить проблему субъективной маркировки компонент и сделать ее автоматической. Инструмент представляет из себя краудсорсинговую платформу, где эксперты из области нейробиологии, нейрофизиологии и смежных областей могут загружать свои наборы данных компонент ICA для разметки, при этом, размечая данные своих коллег, чтобы общими усилиями сформировать объективную маркировку независимых компонент. Получаемые наборы данных ICA с разметкой собираются в объемный открытый для скачивания датасет. В данный момент на сайте проекта доступен набор ICA данных детей с аннотацией от двух экспертов. Используя его, мы создали модели машинного обучения, которые могут автоматически выявлять как артефактные компоненты, так и компоненты альфа- и мю-активности, что является новым для таких инструментов и может помочь исследователям в рутинных задачах.

  9. Д.Г. Митюрева, П.Д. Бобров, А.Б. Ребрейкина, О.В. Сысоева
    Применение метода независимых компонент для анализа характеристик мю и альфа-ритма у детей

    Аннотация. Мю-ритм — это специфический паттерн, наблюдаемый при помощи ЭЭГ, в частотном диапазоне от 5 до 15 Гц и связанный со спонтанной ритмической активностью нейронов сенсомоторной коры. Десинхронизация данного ритма возникает при выполнении, представлении или наблюдении действия, поэтому супрессия мю-ритма используется исследователями в качестве индикатора активности системы зеркальных нейронов. Однако ЭЭГ-исследования мю-ритма подвержены методической проблеме, связанной со смешением активности альфа и мю-ритмов, так как они наблюдаются в одном частотном диапазоне. В настоящем исследовании для изучения характеристик мю и альфа-ритмов был применен метод независимых компонент (МНК). Экспериментальная процедура, разработанная в рамках данного исследования включает в себя запись ЭЭГ при пассивном движении, наблюдении за движениями, открытых и закрытых глазах. В исследовании приняли участие 21 испытуемый в возрасте от 3 до 14 лет (15 женского пола, средний возраст 10 лет). Результаты подтвердили описанные ранее для активной парадигмы свойства альфа и мю-ритмов, связанные с их топографической и функциональной специфичностью и возрастной динамикой, а также выявили отсутствие корреляции между пиковыми частотами данных ритмов, что свидетельствует об эффективном разделении мю и альфа-ритмов при помощи МНК. Апробированная экспериментальная методика позволит приблизиться к пониманию специфики нарушений сенсомоторной системы у детей и лиц с трудностями выполнения произвольного задания.

  10. А.Ю. Кирьянова, П.А. Буланов, А.В. Манжурцев, О.В. Божко, Т.А. Ахадов, Н.А. Семенова
    МР-спектроскопия задней поясной коры при патологических состояниях

    Аннотация. Задняя поясная кора – это зона головного мозга, обладающая высокой метаболической активностью и играющая центральную роль в сети пассивного режима работа мозга. Значимость данной церебральной структуры указывает на возможность использования количественной оценки метаболических отклонений от нормы в качестве неинвазивных маркеров различных патологических состояний. Единственным методом, позволяющим неинвазивно измерить концентрации метаболитов головного мозга, является магнитно-резонансная спектроскопия. Исследования, продемонстрированные в настоящей работе, направлены на выявление возможных метаболических маркеров 1) мягкого когнитивного снижения 2) сотрясения головного мозга и 3) pH в мозге при сотрясении в зоне задней поясной коры. Выявлено статистически значимое увеличение концентрации холинсодержащих соединений, а также достоверное уменьшение отношения NAA/mI при мягком когнитивном снижении, рост концентрации γ-аминомасляной кислоты и достоверное снижение pH на 1.2% при сотрясении головного мозга. Результаты работ позволяют продвинуться в понимании биохимических изменений в мозге, вызванных патологическими состояниями, и в перспективе позволят выявить неинвазивные биомаркеры тех или иных нарушений.

  11. Е.А. Гордеева, О.Ю. Бронов, Д.Н. Копачев, Е.И. Кремнева, Д.В. Петросян, А.А. Зуев, О.В. Драгой
    Сравнение до- и послеоперационного состояния когнитивных функций у пациентов с менингиомами

    Аннотация. Существует сравнительно мало данных о состоянии когнитивных функций у пациентов с менингиомами до и после операции. Согласно имеющимся исследованиям, до операции у этих пациентов наблюдаются когнитивные нарушения легкой или средней степени, и характер нарушений зависит от того, какие структуры мозга компрессирует опухоль. В этом исследовании сравниваются до- и послеоперационные результаты обследования когнитивных функций у семи пациентов с менингиомами, основанные на объективной оценке их вербальной памяти, языковой и зрительно-пространственной обработки. Эти данные были сопоставлены с топографией патологической ткани в мозге, извлеченной из структурных МРТ-изображений. Только у одного пациента наблюдалось легкое дооперационное снижение понимания речи, после операции наступило улучшение. Однако результаты демонстрируют два типа послеоперационных изменений. Первый тип — улучшение зрительно-пространственной обработки, которое, вероятно, не связано с локализацией менингиомы. Второй тип изменений — ухудшение вербальной памяти, которое может быть связано с послеоперационным повреждением или отеком левых нижнелобных и теменно-затылочных структур. Чтобы проверить это предположение, необходимо больше данных.

  12. И.А. Горбунов, С.В. Морозова 
    Диагностика использования математических и статистических методов в психологии: нелинейные алгоритмы анализа аннотаций статей

    Аннотация. В работе представлены методы работы с большими данными о математических методах, использованных в психологических исследованиях за почти 100-летний период. Данные были получены из полнотекстовой психологической базы PsycARTICLES, содержащей статьи, опубликованные в ведущих психологических журналах Американской психологической ассоциации. Для этой цели использовались файлы формата RIS, предоставляемые платформой EBSCO по подписке библиотеки им. А.М. Горького СПбГУ. После сбора данных потребовалась их коррекция вследствие ненадежности поисковых алгоритмов базы PsycARTICLES. Коррекция данных осуществлялась с помощью обучения математических моделей нейронных сетей, предсказывающих использование того или иного математического метода по встречаемости определенных слов в аннотации и названию статьи. В результате коррекции надежность выявления методов увеличилась более чем в 1.5 раза (средняя ошибка до − 14.5%, после − 9.1%).

  13. А.А. Ануфриева, Е.С. Горбунова
    Устойчивость внимания в цифровой среде

    Аннотация. В настоящее время все более популярными становятся исследования познания в цифровой среде. Однако фактически не существует исследований, посвященных выявлению конкретных механизмов влияния цифровой среды на процессы внимания. Под механизмами цифровой среды понимаются свойства, присущие цифровым средам, варьирование которых может приводить к изменениям параметров внимания. В настоящей работе была предпринята попытка изучения такого свойства цифровых сред, как насыщенность. Цель данной работы заключалась в проведении эмпирического исследования, посвященного устойчивости внимания в двух цифровых условиях: упрощенном и сложном. Для оценки устойчивости внимания использовался модифицированный тест Бурдона. Полученные результаты показывают, что внимание является менее устойчивым в упрощенном условии, что выражается в более низких показателях точности выполнения модифицированного теста Бурдона в сравнении со сложным условием, однако в упрощенном условии наблюдается меньшее количество ошибок. Настоящее исследование может расширить наши знания о свойствах цифровых сред и их непосредственном влиянии на внимание.

  14. П.А. Тихоненко, Т. Брейди, И.С. Уточкин
    Зрительно-вербальные взаимодействия в долговременной памяти на признаки реальных объектов

    Аннотация. Недавние исследования показали, что семантически релевантные признаки реальных объектов могут храниться в долговременной памяти независимо (например, наблюдатель помнит, что видел кофейную кружку определенной формы, однако может не помнить, была ли она пустой или полной; Brady et al., 2013; Utochkin & Brady, 2020). Возможным объяснением подобной независимости может быть вербальное кодирование признаков реальных объектов: ведь семантически значимые признаки можно описать отдельными словами. Чтобы проверить данное предположение, мы провели два эксперимента, в которых варьировалось соответствие информации о цвете и состоянии объектов определенной базовой категории между картинкой и вербальным описанием (Эксперимент 1) и между двумя картинками с различными экземплярами объектов из данной категории (Эксперимент 2). Результаты продемонстрировали крайне слабое влияние вербальной информации на опознание признаков объектов, предъявленных в зрительной форме. При этом влияние соответствия или несоответствия признаками между двумя картинками было сильным и явно признако-специфичным. Например, если два экземпляра имели разный цвет, но одинаковые состояния, то испытуемые хорошо опознавали состояния, но очень плохо познавали цвета. Данные результаты свидетельствуют в пользу признакового хранения объектов в зрительной долговременной памяти, опровергая альтернативное объяснение, основанное на вербальном кодировании.

  15. А.А. Сачек
    Исследование сенсорного гейтинга в oddball задаче

    Аннотация. Введение. Сенсорный гейтинг (СГ) – это процесс подавления вызванной активности на часто повторяющиеся стимулы в центральной нервной системе. В случае восприятия нерелевантной информации в близкий промежуток времени, сенсорная система фильтрации подавляет избыточную информацию для эффективного распределения когнитивных ресурсов на восприятие релевантной информации (Freedman et al., 2002). Основной методикой исследования СГ является предоставление звуковых парных щелчков. Результатом является подавление второго щелчка как фильтрации избыточной информации (Rentzsch et al., 2008). Однако стоит вопрос наличия СГ в других экспериментальных задачах, в частности в задаче на обнаружение необычного стимула (oddball paradigm). В исследовании Лакка и Хиллярда на обнаружение зрительного стимула в oddball paradigm обнаружено подавление подкомпонента N2pc, данное наблюдение описывается как именно коррелят процесса сенсорной фильтрации (Luck, Hillyard, 1994). Однако в критической статье, посвященной этому исследованию, результаты не подтвердили именно процесс подавления амплитуды как фильтрации, поставив акцент исключительно только на увеличении амплитуды на девиантный стимул (Mazza et al., 2009). Таким образом, стоит задача проверить следующие гипотезы: 1. Проверить наличие СГ в ранних компонентах ССП P50, N100, P200 в экспериментальной задаче необычного стимула при отсутствии активного внимания к стимулам. 2. Проверить СГ в ранних компонентах ССП P50, N100, P200 в экспериментальной задаче необычного стимула при наличии активного внимания к стимулам.

    Методика. В исследовании приняло участие 15 человек (15 женщин), в возрасте от 18 до 22 лет. Испытуемые располагались в кресле, заранее был проведен инструктаж, в котором испытуемый должен прослушать последовательность звуковых стимулов. Эксперимент состоял из двух серий, в первой части: испытуемый выполнял задачу пассивного прослушивания слухового стандартного и девиантного стимула. Во второй части: испытуемый выполнял задачу на обнаружение девиантного стимула с нажатием клавиши. Стандартный стимул (600 Гц), девиантный (800 Гц). Вероятность: девиантный – 20%, стандартный – 80%. Статистическая обработка проводилась при помощи дисперсионного анализа с повторными измерениями.

    Результаты. 1. Наблюдается тенденция к подавлению амплитудной активности компонентов ССП P50 на стандартные стимулы в непроизвольной задаче, что указывает на эффект СГ (p = .00). 2. Наблюдается тенденция к подавлению амплитудной активности компонентов ССП P50 на стандартные стимулы в произвольной задаче, что указывает на эффект СГ (p = .023).

    Обсуждение и выводы. Исследование посвящено обнаружению сенсорного гейтинга в пассивной и активной oddball задаче. СГ был обнаружен для двух типов задач, что свидетельствует о наличии механизма дозирования и фильтрация информации не только в классической задаче парных щелчков.

  16. Е.Ю. Воскресенская
    Эффекты последействия при решении однотипных мнемических задач

    Аннотация. В исследовании демонстрируются эффекты последействия при решении испытуемыми однотипных мнемических задач. Для сличения последовательно предъявлялись пары стимулов, состоящих из 8 цифр. Задача испытуемого состояла в том, чтобы определить, насколько похожи стимулы внутри каждой пары. Время предъявления каждого стимула составляло до 600 мс, время на ответ было ограничено. Каждая пара стимулов была предъявлена 2 раза. Было обнаружено, что испытуемые имеют тенденцию повторять ответы, которые они дали при первом предъявлении пары. При этом, если они меняют ответы, то чаще с ошибочного на верный, чем наоборот. По времени ответа при первом предъявлении стимула можно понять, будет ли ответ повторен или изменен при следующем предъявлении этой же пары стимулов: быстрее при первом предъявлении даются те ответы, которые будут повторены.

  17. Н.А. Новиковская, Ю.Ю. Штыров, Е.А. Андрющенко, Е.Н. Блинова, О.В. Щербакова
    Динамика ментальных репрезентаций конкретных и абстрактных понятий: контекст актуализации понятия и эффекты транскраниальной микрополяризации

    Аннотация. Введение. Концептуальная система – это сеть понятий, состоящих из множеств разных по значимости признаков, объединенных в сложные ментальные образования. Понятие –единица концептуальной системы, включающая в себя: 1) символ, 2) ментальную репрезентацию, 3) референт и 4) определенный паттерн нейрональной активации (Pulvermüller, 2018). На данный момент научное сообщество не имеет целостного представления о принципах функционирования концептуальной системы (Холодная, 2012; Pulvermüller, 2018). Так, остается неизвестным, как актуализации понятия в различных контекстах влияет на структуру его ментальной репрезентации (Barsalou et al., 2003); чем различаются ментальные репрезентации абстрактных и конкретных понятий: первые, в отличие от вторых, не имеют четких референтов во внешнем мире (Paivio, 1965); какова роль речевых зон мозга в процессе усвоения новых понятий и какое влияние оказывают различные виды транскраниальной микрополяризации (ТЭС) на усвоение и отсроченную активацию понятий?

    Методика. Основная цель нашего исследования – изучение динамических аспектов функционирования ментальных репрезентаций понятий разного уровня обобщенности. Участники (N = 95, М = 22 года) были разделены на 3 группы по протоколу стимуляции (плацебо, анодная, катодная). В 1-й день эксперимента они проходили сессию ТЭС и усваивали семантику новых понятий, во 2-й день сформированные семантики модифицировались с помощью активации понятий в различных контекстах. Оба экспериментальных дня завершались проверкой эффективности усвоения понятия на разных уровнях: от словоформы до семантики. В исследовании проверялись 3 гипотезы: 1) понятия, прошедшие разные типы модификации содержания (разрушение, обобщение, уточнение, повторение), различаются по эффективности активации, 2) конкретные понятия усваиваются и активируются лучше, чем абстрактные, 3) анодная и катодная стимуляция зоны Вернике повышают эффективность усвоения и активации понятий.

    Результаты. Эффективность активации словоформы зависит от способа модификации содержания понятия (F(3,270) = 3.223, p = .023). Тип модификации «Разрушение» снижает (p = .023) успешность активации словоформ (m = 48.2) по сравнению с типом модификации «Повторение» (m = 58.2). Эффективность активации словоформы зависит от типа стимуляции (F(2,70) = 5.117, p = .008). В задании на узнавание новых слов быстрее всех (анодная, m = 528, p = .004; плацебо, m = 521, p = .003) реагируют участники катодной группы (m = 509.3). Во 2-ой день в подобном задании обнаружилось взаимодействие факторов «протокол стимуляции» и «тип модификации» понятия (F(6,36) = 2.481, p = .041). После типа модификации «Обобщение» скорость реакции участников анодной группы (m = 543.3, p = .01), была ниже, чем скорость реакции участников катодной группы (m = 539.1). В задании на успешность усвоения семантики было обнаружено взаимодействие трех факторов: обобщенность понятия, тип модификации и тип стимуляции F(5.5,217.06) = 2.521, p = .026). В катодной группе стимуляции после типа модификации «Уточнение» конкретные семантики активировались лучше (m = 79.6, p = .000), чем абстрактные (m = 64).

    Обсуждение и выводы. Содержание ментальной репрезентации понятия (как на уровне словоформы, так и на уровне семантики) может модулироваться посредством применения различных протоколов микрополяризационного воздействия на область Вернике и варьирования контекста актуализации понятия.

  18. А.А. Павлова, Н.Б. Тюленев, В.Д. Третьякова, В.В. Скавронская, А.Ю. Николаева, А.О. Прокофьев, Б.В. Чернышев, Т.А. Строганова
    Усвоение ассоциации между движением и словом сопровождается усилением бета-ритма во время и после движения

    Аннотация. Глаголы, обозначающие движения частей тела, часто используются для проверки предсказаний теорий воплощенного познания. Тем не менее, сам процесс того, как моторная программа связывается с репрезентацией слова, остается неизвестным. Чтобы изучить этот процесс, мы регистрировали магнитоэнцефалографический сигнал, в то время как участники (N = 22) пытались в ходе процедуры оперантного научения установить, какие движения правой или левой рукой или ногой обозначаются каждым из четырех представленных акустически псевдослов. Мы сравнили мощность бета-колебаний (15–25 Гц) в трех условиях: (1) в начале обучения, (2) на продвинутой стадии обучения и (3) во время самостоятельных движений без выполнения каких-либо задач. Мы обнаружили, что правильные движения на продвинутой стадии обучения сопровождались более мощной «отдачей» после движения в сенсомоторной коре по сравнению с двумя другими условиями. Кроме того, наблюдалось также значительное усиление мощности бета-осцилляций во время выполнения движения в несенсоромоторных областях коры головного мозга, участвующих в контроле поведения (например, дорсолатеральной и медиальной лобной коре), формировании памяти (например, задней поясной извилине и медиальной височной коре) и в речевых центрах в левой лобной доле. Мы предполагаем, что усиление бета-осцилляций служит удержанию и укреплению складывающейся ассоциации между выполненным движением и предъявленным псевдословом.

  19. Ю.П. Мигун
    Влияние пространственных идиом на выполнение задания на слепоту к изменениям

    Аннотация. Целью данного исследования является оценка влияния идиом с пространственным компонентом на выполнение задания «слепота к изменениям». Исследование позволит ответить на вопрос, включены ли сенсомоторные процессы в обработку языковой информации и предложить вариант решения методического вопроса объективной операционализации для проверки характера отношений между языковыми и сенсомоторными процессами. Эксперимент проводится в парадигме воплощенного познания с использованием метода айтрекинга. Процедура включает в себя представление идиоматических выражений, связанных с пространственным расположением «вверх» («вершина славы»), «вниз» («дно социума») и «вверх-вниз» («с луны свалился»). После представления выражений на экране появляются задания в парадигме слепоты к изменению. Если чтение выражения действительно активирует сенсомоторный опыт, и эта активация имеет определенную продолжительность, то это может повлиять на последующие стратегии решения задания на слепоту к изменениям, независимо от реального места изменений. В частности, ожидается, что зоны поиска (выражаемые через показатели айтрекера) будут больше сконцентрированы в конгруэнтном для однонаправленного типа идиомы месте из-за вызванных сенсомоторных характеристик выражения. Полученные в ходе исследования результаты частично согласовываются с изначально выдвинутыми гипотезами: после идиом группы вниз зоны поиска (выражаемые через показатель «процент времени пребывания») на уровне тенденции сконцентрированы в большей степени в нижней части экрана.

  20. И.В. Чехонин, В.Ф. Спиридонов
    Существует ли моторная семантика: влияние моторного прайминга на запоминание существительных

    Аннотация. Воплощенное познание представлено рядом идей и подходов. Согласно слабой версии, при обработке семантической информации сенсомоторная репрезентация служит посредником для перехода к концептуальной репрезентации — по своей природе амодальной (модально независимой). Согласно сильной версии, сенсомоторной репрезентации самой по себе вполне достаточно для обработки семантической информации. Настоящая работа продолжает линию исследований сильной версии воплощенного познания и направлена на изучение роли моторной семантики, которая выражается во взаимном активирующем влиянии сенсомоторной репрезентации и семантических представлений. Нами была проверена гипотеза о влиянии движений рук типа «разъединение» и «соединение» на запоминание специально отобранных существительных, семантически связанных с этими типами движений. Гипотеза не нашла подтверждения: в наших экспериментальных условиях нам не удалось активировать моторную семантику, которая могла бы повлиять на запоминание существительных.

  21. Т.С. Рехова, Н.В. Морошкина
    Стратегия спонтанного прерывания при решении инсайтных задач на материале задач на поиск отдаленных ассоциаций

    Аннотация. Перерыв в решении инсайтных задач обычно способствует успешному решению, что называется эффектом инкубации. Однако в большинстве экспериментальных исследований данный эффект изучался с помощью навязанного прерывания решения, что не учитывает субъективную необходимость прерывания. В данном исследовании включаются в рассмотрение метакогнитивные переживания, чтобы изучить феномен спонтанного прерывания, когда человек самостоятельно решает прерваться и вернуться к задаче позже. Мы предположили, что спонтанно взятый перерыв будет иметь положительный эффект в отношении продуктивности решения задач и увеличит вероятность решений, сопровождаемых Ага!-переживанием. В эксперименте участвовало две группы (100 человек). Время, отведенное на решение задач в обеих группах было одинаковым, при этом в экспериментальной группе испытуемые могли прерваться и вернуться к задаче позже, а в контрольной группе все отведенное время использовалось за одну попытку. В качестве стимулов были использованы задачи на поиск отдаленных ассоциаций как тип задач, провоцирующих инсайтные решения. Результаты показали, что возможность прерваться использовали все испытуемые экспериментальной группы, что подтверждает субъективную востребованность перерывов. Также было обнаружено, что экспериментальная группа решила больше задач за отведенное время, чем контрольная, что свидетельствует в пользу первой выдвинутой гипотезы. Значимых различий в вероятности Ага!-переживания в группах не обнаружено.

  22. С.Ю. Коровкин, П.Н. Маркина
    Остроумность лежит в основе инсайтного решения

    Аннотация. В данном исследовании мы задаемся вопросом: какова роль интеллектуальных чувств и ага-переживания в решении инсайтных задач. Мы предполагаем, что ага-переживание является эмоциональной реакцией при полном инсайте, который возникает, когда весь путь решения задачи целиком помещается в горизонт планирования. Если путь решения слишком длинный, он может быть упрощен за счет схем, которые могут объединять отдельные действия в группы и укрупнять единицы, хранящиеся в рабочей памяти. Компактность и простота используемой для кодирования решения схемы определяют эстетическое чувство изящности и красоты решения, которое является традиционным признаком правильного решения, а также являются условием ага-переживания в многоходовой инсайтной задаче. Для доказательства наших предположений, нами было проведено исследование на задаче 10 монет. В этой работе показан механизм, благодаря которому ага-переживание при инсайтном решении может быть связано с изящностью решения.

  23. D.O. Bredikhin, K.N. Germanova, V.A. Klucharev, V.V. Nikulin
    Perceiving an Urge to Move: New Insight for Libet’s Paradigm

    Abstract. Introduction. In contemporary cognitive neuroscience, the seminal study of Benjamin Libet et al. (1983) is often interpreted as the basis for free will investigation. However, the validity of the experimental paradigm has been a topic of ongoing discussion. Three sets of data are used in the Libet’s paradigm: timing of Readiness Potential (RP) onset, and the introspective reports regarding the timings of a movement execution (M-time) and of an urge to perform that movement (W-time). The important line of critique is grounded in the validity of temporal juxtaposition between introspective reports and electrophysiological data. For example, Dominik et al. (2017) claimed that W time is likely illusionary, since it is affected by the order of introspective reports. Specifically, the participants who start the experiment with W-time reports seem to be incapable of accurately distin guishing between M-time and W-time. However, Dominik et al. (2017) acknowledged that the sample size was relatively small (n = 20) and a study with a larger sample size is required to further verify their conclusions.

    Methods. We recruited 49 participants (29 females), who were randomly assigned to two groups: W-first group started the experiment with W-task (40 trials of reporting W-time followed by M-task (40 trials of reporting M-time), whereas M-first group performed the tasks in the opposite order. Therefore, we developed a 2x2 Mixed Effect model with factors of Task and Group. To assess simple effects, Bonferroni corrections were applied as post hoc tests.

    Results. The model revealed a significant main effect of both between-subject factor of Group (F = 5.75; p = .02) and within-subject factor of Task (F = 50.38, p < 10-9). Moreover, the interaction between Group and Task factors was also significant (F = 5.29, p = .02). Specifically, the W-time reports showed earlier timing than M-time reports. Moreover, reports of M-first group indicated earlier timing than reports of W-first group. All the simple effects of the model were found to be signif icant (p < 0.007), except the comparison between M-time reports given by the participants of W-first and M-first groups (p = 0.99).

    Discussion and conclusions. We replicated the main results of Dominik et al. (2017) by showing that M-first group reported earlier W-timing than W-first group. Generally, it was suggested that W time is largely inferred than perceived, which was additionally supported by the similarity between W-time and M-time reports given by W-first group. (Dominik et al., 2017; Sanford et al., 2020). Contrary to the previous findings, using a larger dataset we showed that W- and M-time reports timings are statistically different within each group. Differences in the results might be explained by a stronger statistical power. Based on our results, we suggest that participants in both groups could differentiate motor intention and movement execution timings. Accordingly, we do not confirm that naive participants are unable to temporarily differentiate W-time and M-time, thus leaving the possibility for W-time to be “rather perceived than inferred”. However, in the W-first group participants seem to be strongly anchored to the timing of movement execution.

  24. T.I. Blokhina, V.B. Dorokhov
    Development of Methods for Two-Way Communication with a Dreamer in the State of Lucid Dreaming

    Аннотация. В исследованиях осознанных сновидений для идентификации этого измененного состояния сознания во время сна обычно применяется односторонний метод коммуникации, при котором спящий испытуемый сообщает о своем состоянии движениями глаз. Нами был разработан метод, который позволяет во время осознанных сновидений осуществлять двустороннюю коммуникацию (диалог) между спящим испытуемым (сновидец) и экспериментатором. Инструкция для решения арифметических задач предъявлялась аудиально. Опытный сновидец решал полученную задачу и передавал результат ее решения количеством дыхательных движений или движений глаз. С этим испытуемым было проведено 18 сессий ночного сна, в 10 сессиях зарегистрировано 13 эпизодов сна с быстрыми движениями глаз (БДГ) и подтвержденной осознанностью. В рамках 6 успешных попыток коммуникации было получено 6 правильных и 4 неправильных ответа. Полученный результат, доказывающий возможность двусторонней коммуникации в фазе БДГ был подтвержден в исследовании 2021 года, выполненным четырьмя международными независимыми лабораторными группами (Konkoly et al., 2021). Предполагается, что этот новый канал коммуникации во время осознанного сновидения может иметь разнообразное практическое применение, а также служить экспериментальной моделью для исследования механизмов измененного состояния сознания и сновидений.

13:30—14:30. Знакомство с родословной российских когнитивистов.
14:30—17:00. Секция 2.

Когнитивные функции животных. Мышление. Эмоции. Нейролингвистика. Психолингвистика. Методы психологии. Память. Способности.

Время размещения постеров: 14:25

Время снятия постеров: 17:05

Время обязательного присутствия докладчиков:

  • у нечетных стендов 14:30—15:45,
  • у четных стендов 15:45—17:00.

  1. М.А. Падун, Е.А. Сорокко, Е.А. Сучкова, Д.В. Люсин
    Связь сензитивности в восприятии эмоций со склонностью к подавлению эмоциональной экспрессии (на выборке сотрудников МВД)

    Аннотация. Работа посвящена изучению сензитивности в восприятии эмоций у сотрудников МВД, а также связи сензитивности со склонностью к подавлению эмоций. Предполагалось, что индивиды, склонные к подавлению эмоций, менее эффективны в распознавании негативных эмоций других людей.

    В исследовании приняли участие 49 мужчин (сотрудники органов внутренних дел, выполняющие служебные обязанности в различных подразделениях полиции Архангельской области) в возрасте от 22 до 50 лет. Для измерения сензитивности к различным эмоциям использовалась методика, суть которой заключалась в предъявлении динамически изменяющихся лиц, выражающих радость, печаль, гнев и страх с постепенным проявлением эмоции: от нейтрального выражения лица к эмоциональному (Jackson & Arlegui-Prieto, 2016). Каждое лицо отличалось на 2% выраженности эмоции и предъявлось на 500 мс без интервала между лицами. Для определения склонности к подавлению эмоций использовался Опросник регуляции эмоций (ОРЭ) Дж. Гросса (Дорофеева, Падун, 2012).

    Показано, что радость распознается быстрее и точнее, чем отрицательные эмоции. При предъявлении отрицательных эмоций наименьшая интенсивность требуется для восприятия страха по сравнению с гневом и печалью; далее следует печаль (по сравнению с гневом). Страх распознается точнее, чем гнев, а точность распознавания печали значимо не отличается от точности распознавания страха.

    Испытуемые с высокой склонностью к подавлению экспрессии эмоций быстрее распознают радость и чаще ошибаются при распознавании печали, принимая ее за гнев. При этом более высокая выраженность подавления эмоций у сотрудников МВД по сравнению с лицами, не занятыми в системе охраны правопорядка, показана нами ранее (Падун, Сорокко, 2019). Эта особенность может быть как следствием профессиональной деформации, так и результатом профессионального отбора, связанного с требованиями системы. Результаты свидетельствуют о сниженной эмоциональной компетентности у лиц с высоким подавлением эмоций.

  2. Е.А. Сорокко, М.А. Падун, Д.В. Люсин, Е.Н. Мартынова
    Смещение внимания у лиц с высоким риском психической травматизации

    Аннотация. Изучались механизмы смещения внимания у сотрудников МВД, работа которых связана с большим объемом негативной эмоциональной информации, вплоть до риска психической травматизации. Предполагалось, что у полицейских будет выявлен эмоциональный эффект Струпа (ЭЭС) в ответ на стимулы, связанные с профессиональным стрессом.

    В исследовании приняли участие 138 мужчин (сотрудники органов внутренних дел, выполняющие служебные обязанности в различных подразделениях полиции Архангельской области) в возрасте от 22 до 50 лет. Использовалась методика на ЭЭС, в стимульном материале которой были подобраны две группы слов – с нейтральным и угрожающим содержанием. В качестве угрожающих, на предварительном этапе были отобраны слова, которые ассоциировались у участников с опасностью и травматичностью профессионального опыта. Нейтральные слова были взяты из базы данных эмоциональной окраски имен существительных ENRuN (Люсин, Сысоева, 2017). Для оценки выраженности симптомов посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) использовалась методика PCL-5 (Тарабрина и др. 2017); для оценки стратегий регуляции эмоций – Опросник когнитивной регуляции эмоций (ОКРЭ) (Рассказова и др., 2011).

    Показано, что полицейские медленнее обрабатывают связанные с профессиональным стрессом слова в эмоциональной задаче Струпа. Была выявлена неоднородность ЭЭС: выделена группа лиц, которые обрабатывают связанные с профессиональным стрессом стимулы быстрее, чем нейтральные (обратный ЭЭС). Полицейские с обратным ЭЭС имеют более выраженную симптоматику ПТСР по критерию «возбудимость» (U = 157, p = 0.03); по другим 4 шкалам значимых различий не обнаружено (проводилась поправка на множественные проверки значимости Холма-Бонферрони). У лиц с обратным ЭЭС общий показатель ПТСР коррелирует с когнитивной стратегией регуляции эмоций «обвинение других» (r = 0.57, p = 0.017; после поправки Холма-Бонферрони). Можно предположить, что существуют противоположные способы обработки эмоционально информации с участием различных когнитивных механизмов. При анализе ЭЭС по словам-стимулам показано, что можно выделить угрожающие слова, реакция на которые различается у испытуемых с прямым и обратным ЭЭС. Результаты обсуждаются в контексте особенностей профессиональной деятельности сотрудников МВД.

  3. Е.Н. Мартынова, С.А. Шакирова, Д.В. Люсин
    Влияние настроения на эмоциональный эффект Струпа

    Аннотация. Введение. Эмоциональный эффект Струпа (ЭЭС) проявляется в увеличении времени реакции при назывании цвета эмоционально окрашенных слов по сравнению с нейтральными (Algom et al, 2004). Согласно феномену эмоциональной конгруэнтности, если эмоциональная окраска стимула сходна по валентности с эмоциональным состоянием (ЭС) испытуемого, обработка этого стимула облегчается (Rusting, 1998). Однако, не имеется четкого мнения относительно того, как эмоциональная конгруэнтность влияет на ЭЭС: разные результаты говорят как об увеличении ЭЭС, так и о его уменьшении. Например, в исследовании (Schwager & Rothermund, 2013) сообщается о меньшей выраженности ЭЭС при конгруэнтном ЭС. Мы предполагаем, что возможен обратный эффект: ЭЭС будет большим при конгруэнтном ЭС по аналогии с исследованиями ЭЭС на выборках с эмоциональными расстройствами (Williams et al, 1996). Цель данного исследования – выявить влияние эмоциональных состояний на переработку эмоциональной информации при помощи ЭЭС.

    Гипотезы. ЭЭС будет большим при использовании стимулов, эмоциональная окраска которых конгруэнтна ЭС, чем при использовании неконгруэнтных ЭС стимулов.

    Методика. В исследовании приняло участие 48 человек (33 женщины, средний возраст 20.35, станд. oткл. 2.56). Испытуемые выполняли задания на ЭЭС, включающие радостные, угрожающие и нейтральные стимулы. Слова предъявлялись в центре экрана, напечатанные в одном из трех цветов. Испытуемый отвечал, каким цветом написано слово при помощи клавиатуры. Каждый испытуемый выполнял задание в 3 условиях: тревожном, радостном и нейтральном. Во время тревожного он слушал тревожную музыку, радостного – радостную, нейтрального – белый шум. После каждого экспериментального условия испытуемый заполнял методику ЭмоС-15 (Люсин, 2019), измеряющую эмоциональное состояние испытуемого.

    Результаты. Для оценки эффективности индукции эмоций сравнивались средние значения по шкалам ЭмоС-15 в разных ЭС с помощью двухфакторного дисперсионного анализа с повторными измерениями (первый фактор – ЭС, второй – шкалы ЭмоС-15). Результаты взаимодействия факторов: F (1, 47) = 26.42, p = 0.001, ηp2 = 0.36, что позволяет сделать вывод об успешной индукции эмоций. В таблице 1 приведены результаты двухфакторного дисперсионного анализа, направленного на проверку гипотез.

    Обсуждение и выводы. Эффект эмоциональной конгруэнтности был получен при анализе количества ошибок: точность была больше в случаях, когда эмоциональная окраска стимулов совпадала с ЭС, что согласуется с результатами предыдущих исследований (Schwager & Rothermund, 2013). Также был обнаружен значимый эффект при сравнении ЭЭС через ВР для фактора «тип стимула»: задержка при назывании тревожных слов была больше, однако, при использовании радостных стимулов ЭЭС все равно оставался значимым. Схожие результаты были получены в недавнем исследовании (Liu et al., 2018), основанном на теории Б. Фредрексон (Fredrickson, 1998) об облегчающем влиянии положительных эмоций на внимание: цвет положительных стимулов называется быстрее. В заключение стоит отметить, что гипотеза не подтвердилась: в данном исследовании не был получен эффект эмоциональной конгруэнтности, согласно которому ЭЭС становится более выраженным при использовании стимулов, эмоциональная окраска которых совпадает с ЭС.

  4. А.Д. Савинова, С.Ю. Коровкин
    В ожидании чуда: эмоции, ожидания и инсайтные задачи

    Аннотация. В данной работе мы хотим проверить идею о том, что эмоции в конце решения инсайтной задачи связаны с ожиданиями относительно результатов решения. Мы предполагаем, что эмоции будут меняться в зависимости от сформированности ожиданий: когда ожидания не сформированы, задача нова для испытуемого, его решение не только не сопровождается ага-реакцией, но в нем присутствуют негативные эмоции; при продолжении решения схожих задач ожидания корректируются и решение сопровождается ага-переживанием, но затем (при многократном решении схожих задач) решение не будет сопровождаться эмоциями. Время решения будет демонстрировать немного иную динамику: чем больше схожих по принципу задач решит испытуемый, тем ниже будет затрачиваемое время. Для проверки идеи мы взяли две группы испытуемых, решавших (1) разные инсайтные задачи (контрольная группа) и (2) задачи на один принцип (экспериментальная группа). Мы замеряли время решения и оценки инсайтности по субъективным опросникам. Было обнаружено снижение времени решения задач в обеих группах. Группы не отличаются ни по инсайтности, ни по времени решения, что мы интерпретируем в пользу того, что испытуемые строят ожидания и научаются решению задач в целом, а не извлекают специфические знания для одного типа задач.

  5. А.И. Савина, Н.В. Морошкина, А.П. Ошканова
    Интуиция и инсайт: связь интуитивного чувства когерентности и Ага!-переживания при решении задач на поиск отдаленных ассоциаций

    Аннотация. В исследованиях на материале теста на поиск отдаленных ассоциаций было показано, что уже в первые секунды у испытуемых формируется интуитивное чувство когерентности, позволяющее различать решаемые и нерешаемые задачи еще до обнаружения решения. Другие исследования показали, что задачи теста могут решаться инсайтно и сопровождаться Ага!-переживанием. Однако, связь между чувством когерентности и Ага!-переживанием ранее не изучалась. Настоящее исследование направлено на выявление связи инсайтного и интуитивного процессов. Был разработан русскоязычный набор из 120 задач на поиск отдаленных ассоциаций, включающий задачи трех типов: не имеющие решения, потенциально инсайтные и потенциально неинсайтные. В исследовании приняли участие 83 добровольца в возрасте от 18 до 35 лет, носители русского языка. Полученные результаты показывают, что интуитивное чувство когерентности различается в случае решаемых и нерешаемых триад и служит предиктором вероятности последующего решения задачи. Однако вероятность Ага!-переживания отрицательно связана с интуитивными оценками. Это означает, что при отсутствии чувства когерентности на начальном этапе решения и последующем нахождении правильного ответа, более вероятно возникновение Ага!-переживания. Полученные результаты свидетельствуют в пользу дисконтинуального подхода к пониманию интуиции и инсайта.

  6. А.В. Чистопольская, А.Д. Савинова, Н.Ю. Лазарева
    Из рук в руки: представления об инсайте у наивных испытуемых

    Аннотация. В данной работе представлено исследование, основной целью которого является экспликация критериев инсайтного решения и сбор феноменологии об инсайтном решении и инсайтных задачах в наиболее экологичных понятиях и терминах для испытуемых. Испытуемым необходимо было самостоятельно формулировать шкалы, по которым они оценивали задачи до и после решения, с помощью адаптированного метода репертуарных решеток Дж. Келли. В результате было показано, что (1) испытуемые в целом демонстрируют одинаковую согласованность в оценках задач как до, так и после решения; (2) до решения задачи в выделяемых шкалах преобладали оценки, связанные с анализом сюжета и формального содержания; (3) после решения задачи в выделяемых шкалах преобладают оценки источников трудности, процесса решения; (4) после решения испытуемые выделяют группы инсайтных и неинсайтных задач, используя при этом определенную житейскую терминологию. В дальнейшем полученные результаты можно применить для усовершенствования самоотчетных методов оценки инсайтности решения, а также разработки обучающих и разъясняющих программ для понимания различий между инсайтным и неинсайтным решениями.

  7. И.Ю. Владимиров, И.Н. Макаров, А.С. Бушманова
    Поведенческие корреляты основных стадий инсайтного решения

    Аннотация. Работа представляет собой этап совершенствования инструментария исследования инсайтного решения. Этот тип решения характеризуется тем, что существенная часть слабо осознается решателем. В связи с этим классический для психологии мышления метод мышления вслух имеет существенные ограничения и требует дополнения в виде косвенных методов, регистрирующих сопутствующие процессы. Однако, данные методы базируются на формальной динамике: разбиение времени решения на равные отрезки. Для усовершенствования косвенных методов полезно уметь детектировать стадии по хорошо регистрируемым внешним проявлениям. Существующие способы выделения этапов в основном предполагают post hoc анализ: выделение стадии тупика по паузам в познавательной активности и стадии изменения репрезентации по смене проверяемой гипотезы. Однако удобно иметь надежные маркеры, позволяющие быстро детектировать текущий этап в процессе решения. В работе мы сравниваем частоту встречаемости ряда предварительно отобранных поведенческих маркеров в инсайтном и неинсайтном решении. На основании анализа их содержания мы делаем предположения о возможной их связи со стадиями инсайтного решения. Выявлено, что в инсайтном решении чаще встречаются следующие поведенческие паттерны: немигающий взгляд, поднятие бровей, касание руками лица, улыбка, кусание губ (последние два с некоторыми оговорками). При этом улыбка и поднятие бровей могут свидетельствовать о стадии смены репрезентации и нахождения принципиального решения, а остальные – стадии тупика. Проверка связи появления данных поведенческих паттернов со стадией решения будет осуществляться в дальнейших исследованиях.

  8. Т.П. Черная, В.Ф. Спиридонов
    Метод компьютерной обработки моторных протоколов решения задачи 9 точек

    Аннотация. В данной работе предложен новый метод компьютерной обработки, который восстанавливает для последующего количественного анализа движения испытуемых, совершенные ими в ходе решения задачи 9 точек (Maier, 1930) . Таким образом, алгоритм позволяет выделять дополнительные метрики, проясняющие содержание процесса решения этой задачи, и является удобным средством для проверки количественных экспериментальных гипотез, конкретизирующих те или иные теоретические модели, которые были или могут быть сформулированы применительно к психологическим механизмам решения задачи 9 точек. Примерами таких метрик выступают: наличие или отсутствие в решении линий определенного типа; продление линий за пределы зоны, очерченной девятью точками; количество использованных типов линий; а также различные комбинации вышеперечисленных метрик и др. С помощью данного метода в работе проверен ряд гипотез, которые в том или ином виде были предложены авторами оригинальных исследований. Полученные результаты могут служить отправной точкой для новых исследований в продолжение изучения механизмов возникновения инсайта и структуры решения подобных задач.

  9. В.Ф. Спиридонов, Н.И. Логинов, А.В. Аммалайнен, В.К. Вязовкина, В.В. Ардисламов, Г.В. Ануфриев
    Ментальные модели в действии: разница времени у согласованных ответов на связанные утверждения меньше, чем у несогласованных

    Аннотация. Накоплено колоссальное количество эмпирических фактов о содержании и внутреннем устройстве ментальных моделей (в области астрономии, биологии, физики, психологии и т.д.). Ментальные модели или отдельные их части (убеждения) обычно понимаются как устойчивые домен-специфичные представления об определенном наборе явлений. Типичное исследование с использованием анализа времени реакции в этой сфере предполагает предъявление испытуемым последовательности утверждений, которые необходимо оценить с точки зрения их истинности (правдоподобности). Стабильным экспериментальным результатом является увеличение времени реакции в ответ на утверждения, содержание которых является конфликтным с точки зрения научных и наивных теорий по сравнению с реакцией на согласованные утверждения. Однако в известных работах никак не учитывалась устойчивость изучаемых наивных представлений: каждое утверждение предъявлялось лишь один раз. В данном исследовании проверялась гипотеза о том, что разница во времени согласованных ответов по поводу семантически связанных утверждений будет меньше, чем для несогласованных ответов. Испытуемые оценивали пары подобных утверждений (посвященных эпидемии коронавируса и своему поведению в таких условиях), предъявленных им в случайном порядке. Результаты, полученные в двух сериях Интернет-исследования, свидетельствуют в пользу гипотезы и стоящей за ней простой теоретической модели.

  10. Е.И. Селиванова, В.Ф. Спиридонов
    Запоминаются ли лучше главные члены предложения по сравнению со второстепенными?

    Аннотация. Согласно генеративной грамматике Ноама Хомского, предложение имеет иерархическое строение, где агент, совершающий действие (подлежащее в структуре предложения), занимает более высокое положение, чем второстепенные члены. Можно предположить, что такое соотношение даст о себе знать и при обработке русскоязычных предложений: преимущество также должны иметь главные члены предложения. Они должны быть выделены и удерживаться в памяти для адекватного понимания, поскольку с ними согласуются остальные члены предложения. Мы исследовали данное теоретическое предположение, используя классическую процедуру метода «Да-Нет», разработанную в рамках теории обнаружения сигнала. Испытуемым зачитывался текст. Прослушав его, они получали список слов и должны были ответить, какие слова из этого списка присутствовали в тексте. Нами были разработаны два варианта текста: в первом варианте 15 слов из 15 пар синонимов занимали позицию подлежащего, а другие 15 — дополнения. Во втором варианте текста те же слова занимали обратные позиции: первые 15 слов — позицию дополнения, вторые 15 — подлежащего. Эксперимент показал отсутствие значимых различий в количестве успешных воспроизведений существительных в позиции подлежащего и дополнения, а также отсутствие значимых различий в значениях меры чувствительности d’ и критерия принятия решения С в этих же случаях. Таким образом, предложенная «ранним» Хомским механика работы языка не была выявлена нами на данном материале.

  11. Н.И. Логинов, В.Ф. Спиридонов, К.А. Курбанов, В.В. Ардисламов, А.В. Аммалайнен, В.К. Вязовкина
    Устойчивые индивидуальные различия в предпочтениях ментального vs воплощенного режимов решения мыслительных задач

    Аннотация. Испытуемые в ходе решения мыслительных задач часто сообщают о том, что им трудно решать задачу вручную и они не могут прямо следовать инструкции «решать не в уме». Данный факт противоречит целой линии исследований, связанной с эффектами разгрузки (off-loading) рабочей памяти и повышением успешности выполнения различных когнитивных задач в результате использования внешних репрезентаций. Исходя из этого, мы предполагаем, что существуют два различных режима решения задачи: ментальный (в уме) и воплощенный (в моторном плане). Данное исследование направлено на поиск устойчивых предпочтений режимов решения мыслительных задач. Этот шаг является первым для проверки модели предпочтения режимов решения, основанной на сравнении относительной субъективной беглости. Испытуемым в индивидуальном порядке необходимо было решить последовательность из 8 мыслительных инсайтных задач спичечной арифметики. Процесс решения записывался на видео, а впоследствии был размечен группой специалистов. В результате разметки вычислялись две основные переменные: доля времени, потраченного на манипулирование с элементами задачи в ходе решения от общего времени решения, и продолжительность паузы от начала решения до первого движения со спичкой. Было обнаружено, что по значениям доли времени, потраченного на манипулирование с элементами задачи, в первых 7 задачах можно предсказать значение доли времени в последней задаче. Для показателя продолжительности паузы от начала решения до первого движения решателя подобный результатов обнаружено не было.

  12. Т.В. Пряхина, С.С. Белова
    Связь индивидуальных различий в управляющих функциях с успешностью решения анаграмм и задач на отдаленное ассоциирование

    Аннотация. Проблема соотношения внимания и креативности стала классической для психологии творчества, но ее эмпирическая проработка в дифференциально-психологическом плане не завершена. В данном исследовании выдвигаются гипотезы о положительной связи между управляющими функциями и продуктивностью в решении вербальных конвергентных задач. У участников измерялись управляющие функции (обновление, переключение, тормозный контроль; бдительность, ориентировка, исполнительный контроль), конвергентная продуктивность (тест отдаленных ассоциаций и анаграммы) и самооценка творческих достижений. Продуктивность решения анаграмм и задач на отдаленное ассоциирование оказались не связаны между собой. Выявлена положительная связь продуктивности в RAT с ориентировкой и отрицательная — с обновлением. В отношении продуктивности в решении анаграмм на уровне тенденции обнаружен противоположный паттерн: положительной связи с обновлением и отрицательной — с ориентировкой. Обсуждается, что в этом находят проявление специфические процессуальные характеристики данных задач, формально относимых к одному классу. Выявлены частные связи управляющих функций с отдельными шкалами самооценки творческих достижений, что, однако, не корреспондирует с данными предыдущих исследований. Подчеркивается предварительный характер результатов исследования вследствие его недостаточной статистической мощности.

  13. Е.В. Гаврилова
    Интеллект и лингвистические способности: специфика взаимосвязей

    Аннотация. Исследование направлено на уточнение вклада общего и вербального интеллекта в высокий уровень проявления лингвистических способностей. 388 испытуемых – учащихся факультетов лингвистики и иностранных языков и имеющих различный опыт изучения иностранного языка – проходили тестирование, работая над интеллектуальными и четырьмя специально разработанными лингвистическими тестами, направленными на оценку определенных способностей в овладении языковым материалом. Кроме того, анализ данных включал изучение паттернов взаимосвязей между изучаемыми переменными в группах испытуемых, выделенных по критериям опыта (младшие vs. старшие курсы) и результативности выполнения теста оценки лингвистических умозаключений (средний vs. высокий уровень). Результаты позволили выделить несколько важных моментов касающихся роли интеллекта в степени проявления лингвистических способностей в зависимости от опыта и языковых возможностей испытуемых.

  14. Е.А. Диффинэ, А.А. Смирнова
    Использование модифицированного варианта Эзопова теста для исследования способности серых ворон (Corvus cornix) к пониманию причинно-следственных связей: предварительные данные

    Аннотация. При помощи Эзопова теста оценивают способность детей и животных добыть приманку, плавающую вне пределов досягаемости на поверхности воды в узком цилиндре, путем помещения в цилиндр тонущих объектов. Метаанализ данных, полученных на врановых птицах, свидетельствует о том, что они в большинстве случаев решают эту задачу за счет быстрого обучения в ходе повторных предъявлений теста. Для того чтобы выяснить, способны ли серые вороны сформировать представление о свойстве тонущих объектов поднимать уровень воды провели Эзопов тест, в котором, в отличие от предыдущих исследований, использовали 5 цилиндров (четыре, заполненные водой или песком на ⅔ или ⅓, и один пустой), а также два типа объектов (камни и кусочки пробки). Ни одна из 10 ворон с тестом не справилась. Трех молодых и трех взрослых ворон удалось обучить помещать тонущий объект в цилиндр. Далее повторно провели Эзопов тест и вновь получили отрицательный результат. Одна из взрослых ворон справилась с Эзоповым тестом, когда в тесте ей предоставили те же объекты (гайки), которые были использованы при обучении. Таким образом, обучения с одним типом объектов оказалось недостаточным для формирования у ворон представления о свойстве любых тонущих объектов поднимать уровень воды.

  15. С.Д. Буйницкая, А.А. Смирнова, М.В. Самулеева, Е.В. Ершов, М.Ю. Чимирис, Е.В. Алкеева
    Оценка способности серых ворон (Corvus cornix) оперировать представлениями о размере своего тела: предварительные данные

    Аннотация. Наличие представлений о физических свойствах своего тела считают одним из компонентов самосознания. Одной из экспериментальных методик для исследования степени развития таких представлений является оценка способности животного выбирать отверстие для прохода. Целью нашей работы было оценить степень развития представлений о размере своего тела у серых ворон (трех молодых и трех взрослых птиц). Нашей задачей было создать такой вариант методики, который дает возможность оценить способность животных сопоставлять представление о размере своего тела с размером отверстий, уменьшает вклад обучения в решение этой задачи и, кроме того, позволяет оценить факторы, влияющие на выбор отверстия для прохода. Полученные результаты показали, что разработанная методика пригодна для птиц. У пяти из шести ворон обнаружено предпочтение большего по площади отверстия, хотя на выбор отверстия влияет и его расположение, и его форма (при равной ширине вороны предпочитают более высокое отверстие). Некоторые вороны (две молодые и одна взрослая) оказались способны выбирать пригодное для прохода отверстие без физического контакта с ним, даже если оно было меньше по площади, чем непригодное. Это может указывать на то, что они способны сопоставить представления о размере своего тела с размерами отверстий.

  16. О.В. Перепелкина, Н.А. Огиенко, И.И. Полетаева 
    Решение элементарных логических задач лабораторными мышами

    Аннотация. Будут представлены результаты тестирования мышей, селектированных на успешное выполнение когнитивных тестов на экстраполяцию направления движения и на поиск входа в укрытие. Была выявлена неэффективность искусственного отбора (проводившегося из генетически гетерогенной популяции лабораторных мышей) на высокие показатели решения теста на экстраполяцию. Однако мыши селектируемой линии достоверно успешнее решали тест на поиск входа в укрытие. Сравнение требований, предъявляемых к животному в этих тестах, выявляет более высокую «логическую» сложность теста на способность к экстраполяции, что, возможно, объясняет трудность (и неудачу) селекции мышей на высокие показатели решения этот теста. Анализируются также данные теста на гипонеофагию мышами разных генотипов в сопоставлении с результатами тестов на экстраполяцию и на поиск входа в укрытие. Анализируются предварительные данные по влиянию некоторых фармакологических агентов на решение данных когнитивных тестов.

  17. Т.А. Березнер
    Может ли наличие изображений быть модератором эффекта не-беглости при запоминании слов?

    Аннотация. Недавно был открыт эффект не-беглости, согласно которому можно улучшить запоминание благодаря изменению шрифтов на менее разборчивые. В ряде исследований было поставлено существование данного эффекта под сомнение, а также был поднят вопрос о возможном существовании модераторов у данного эффекта, влияющих на его проявление. В данной работе в качестве такого модератора было рассмотрено наличие изображений, сопровождающих текстовую информацию. Испытуемым предъявлялось 40 слов, в зависимости от экспериментальной группы записанных либо беглым, либо не-беглым шрифтом, а также сопровождавшихся изображениями или нет. Было обнаружено значимое улучшение запоминания в случае наличия изображений, однако эффект не-беглости не был обнаружен, а наличие изображений не выступило модератором данного эффекта.

  18. В.А. Гершкович, А.С. Васильева
    Искажение воспоминаний о сделанном выборе под влиянием прочтения комментариев и оценок других людей

    Аннотация. Цель работы — выявление влияния ага!-переживания и самостоятельной генерации решения на запоминание источника решений, найденных самостоятельно или предложенных виртуальным партнером . Участники эксперимента решали задачи на поиск отдаленных ассоциаций и после ввода собственного ответа, видели вариант ответа, предложенный виртуальным партнером — компьютерной программой. После этого они должны были выбрать, какой из предложенных вариантов (свой или компьютера) кажется им наиболее подходящим решением к задаче. Кроме того испытуемые дважды оценивали возникновение ага!-переживания: первый раз — после ввода собственного варианта ответа, второй — после ознакомления с ответом виртуального партнера. Второй этап исследования проходил через неделю. Испытуемым предъявлялись задачи с ранее выбранным ими финальным вариантом решения. Требовалось вспомнить, кто именно (сам испытуемый или компьютер) предложил данное решение. Результаты показали, что испытуемые точнее атрибутируют решение, предложенное компьютером, в случае, если его предъявление сопровождалось ага!-переживанием, по сравнению с отсутствием ага!-переживания. Для самостоятельно сгенерированных решений влияния ага!-переживаний не обнаружено (возможно, в связи с эффектом потолка). Продемонстрировано, что, если финальное решение не сопровождалось ага!-переживанием, испытуемые лучше помнят авторство собственных решений, по сравнению с теми, которые были предложены компьютером. Полученные результаты свидетельствуют в пользу гипотезы, что ага!-переживание способствует повышению эффективности мониторинга источника решения задачи, а также позволяют распространить данные о позитивном влиянии ага!-переживания не только на припоминание содержания задач, но и на источник их решения.

  19. А.М. Беглер, Г.В. Ануфриев
    Формальная модель переменных как часть инфраструктуры для обеспечения принципов FAIR в поведенческих экспериментах

    Аннотация. Несмотря на то, что в репозиториях открытых исследовательских данных можно найти десятки тысяч массивов, их повторное использование зачастую затруднено из-за недостаточного документирования. Мы предлагаем онтологическую модель для описания переменных, содержащихся в массивах данных, полученных в поведенческих экспериментах. В предлагаемой модели используется хорошо зарекомендовавший себя подход представления переменной на трёх уровнях: (1) собственно переменная в массиве; (2) образ этой переменной, включающий информацию, необходимую для её интерпретации; (3) отображённая переменная — наиболее абстрактное представление переменной, общее для нескольких массивов. Этот подход расширен для представления связей между переменными: для этого образ каждой переменной связывается с его «интерпретаторами». Модель описана языком OWL и доступна в GitHub репозитории https://github.com/jimijimiyo/empirion.

  20. Е.В. Ларионова, О.В. Мартынова 
    Восприятие орфографических ошибок носителями русского языка с различным уровнем грамотности: исследование вызванных потенциалов

    Аннотация. Исследование посвящено изучению вызванных потенциалов при восприятии орфографических ошибок у взрослых носителей русского языка с различным уровнем орфографических знаний. Были проанализированы компоненты вызванных потенциалов у 26 добровольцев во время пассивного чтения слов, написанных правильно и с ошибками в безударной гласной. Амплитуда компонента N170 была больше при предъявлении правильно написанных слов по сравнению со словами, написанными неправильно, а амплитуды компонентов Р300 и N400 были больше при предъявлении слов, написанных с ошибками. Полученные данные свидетельствуют о том, что распознавание орфографических ошибок во время пассивного чтения у взрослых носителей русского языка начинается на этапе около 160–280 мс и связано как с перцептивным опытом, так и процессами непроизвольного внимания и категоризации. Было показано, что эти эффекты сильнее выражены у более грамотных испытуемых, что говорит о большей автоматизации у них процесса распознавания ошибок.

  21. А.Б. Ребрейкина, О.В. Мартынова 
    Cвязанные с событиями потенциалы при восприятии слов с орфографическими ошибками разных типов у подростков

    Аннотация. Умение распознавать ошибки в тексте является важным навыком, формирующимся при обучении правописанию. Данные о нейрофизиологических процессах, лежащих в основе детекции орфографических ошибок, противоречивы, что может быть связано с тем, что ошибки могут затрагивать орфографические, фонологические, лексические уровни обработки слов в разной степени, и процесс распознавания ошибок может зависеть от их типа. Настоящая работа посвящена изучению особенностей компонентов вызванных потенциалов при восприятии слов с орфографическими ошибками разного типа у подростков 12–14 лет (N = 20). Исследование показало, что на слова с ошибками в безударных гласных в корне наблюдается снижение амплитуды компонентов Р100 и Р150 и увеличение амплитуды компонента N180, связанных с ранним фонологическим и орфографическим анализом, увеличение компонента N400, отражающего морфологический анализ, а также чувствительного к лексико-семантическим нарушениям. Однако различия этих компонентов на правильно написанные слова и слова с ошибками «жы/шы/чя/щя/чю/щю» не были обнаружены. Различия позднего позитивного компонента были выявлены между правильно написанными словами и словами с ошибками в безударной гласной, и между правильными словами и словами с ошибками «жы/шы/чя/щя/чю/щю». Выявленные особенности компонентов вызванных потенциалов свидетельствуют о том, что в подростковом возрасте процесс детекции орфографических ошибок зависит от типа нарушений слов.

  22. К.Ю. Шеденко, В.Н. Анисимов, А.В. Латанов
    Глазодвигательные, электроэнцефалографические и вегетативные корреляты интереса при сочетанном предъявлении изображений и текста

    Аннотация. Сочетание текстовой и графической информации широко используется в сфере образования. Извлечение целевой информации из графической и вербальной составляющих и интеграция этой информации описывается в рамках теории мультимедийного обучения (Linder et al., 2017). Возможность получения новой информации вызывает состояние интереса, связанного с повышением внимания к стимулу. Цель работы состояла в определении поведенческих (глазодвигательных) и физиологических (электроэнцефалографических и вегетативных) коррелятов интереса при чтении текстов, сочетанных с графической информацией. Оказалось, что количество фиксаций на тексте и количество регрессий связаны с интересом в некоторых формах представления информации. В то же время вегетативные показатели связаны с интересом только при предъявлении текстов без графической информации. При добавлении к тексту графической информации наблюдается смещение зрительного внимания в сторону последней, которое выражено по-разному для изображений и для инфографики. Полученные результаты показывают, что разные формы представления информации вызывают различные паттерны поведения, эмоциональную оценку и ответы вегетативной нервной системы.

  23. N. Antonova, М. Khudyakova, М. Shibanova, М. Nelyubina, А. Surova, A. Vorobyova, А. Minnigulova, K. Yashin, I. Medyanik, A. Zuev, N. Gronskaya, О. Dragoy
    Discourse Production Before and After Brain Tumor Removal: Evidence from Three Elicitation Tasks

    Abstract. The purpose of the present study was to examine discourse production in people with left hemisphere brain tumors before and after surgery. Discourse samples were collected from 21 patients by using three elicitation tasks: personal stories, sequential pictures and procedural pictures. The patients’ results were compared with the results of the normative sample of 73 people in four age groups. Our analysis of characteristics such as total number of tokens, articulatory speech rate, median length of absolute pauses and lexical diversity revealed that there was no significant difference between the results in pre- and post surgical periods in patients who demonstrated improvement or remained unchanged after surgery. Interestingly, we found a significant difference in the total number of tokens before and after surgery in the group of patients with overall language deterioration.

  24. Ю.В. Николаева
    Дискурсивные маркеры и их корреляты в жестикуляции

    Аннотация. В исследовании сопоставляются дискурсивные маркеры в ситуациях, когда они сопровождаются иллюстративными жестами или не получают жестового сопровождения. В качестве дискурсивных маркеров рассматривались такие слова, которые отражают степень (не)уверенности говорящего в сообщаемой информации («наверное», «примерно»), ее источник («мы видим», «есть ощущение»), структуру рассказа («в общем», «например») и т.д. Показано, что жесты разных типов, сопровождающие фразы с этими словами, могут дополнять значение вербальных единиц, в частности, различая степень уверенности говорящего в сообщаемой информации для одного и того же типа маркеров, или же противоречить им, когда с маркерами, выражающими неуверенность, используются изобразительные жесты, подробно передающие события в рассказе. Отчасти это противопоставление значений подкрепляется просодией, значение которой подтверждает интерпретацию, основанную на жестах, но в некоторых случаях только жестикуляция указывает на правильное толкование рассматриваемых слов. С другой стороны, сопоставление схожих по значению маркеров с точки зрения их жестового сопровождения указывает на разницу между ними в разных аспектах, включая положение в рассказе соответствующей жесту фразы (центральное / периферийное), отношение говорящего к сообщаемой информации (включая важность, уверенность в точности информации и желание привлечь внимание адресата к тому, о чем говорится) и даже уровень когнитивной нагрузки, связанной с обработкой данной информации.

17:15–19:45. Секция 3.

Мышление. Рабочая память. Психолингвистика. Клинические аспекты.

Время размещения постеров: 17:10

Время снятия постеров: 19:45

Время обязательного присутствия докладчиков:

  • у нечетных стендов 17:15—18:30,
  • у четных стендов 18:30—19:45.

  1. А.А. Корнеев, Д.И. Ломакин, А.В. Курганский
    Удержание зрительной серийной информации в рабочей памяти: влияние режима предъявления и модальности

    Аннотация. В работе представлены результаты эксперимента, направленного на исследование особенностей запоминания и воспроизведения взрослыми испытуемыми вербальной и невербальной зрительной серийной информации в зависимости от способа её предъявления. Участники эксперимента должны были запомнить и воспроизвести последовательности букв и цифр, а также последовательности линий, образующие ломаные кривые. Все три типа стимулов предъявлялись двумя способами — либо единовременно, как статические изображения, либо последовательно, как динамические объекты. Кроме того, варьировалась длина последовательностей и время задержки ответа, то есть продолжительность удержания информации в рабочей памяти. Анализ полученных результатов показал, что точность запоминания при воспроизведении вербальной информации по сравнению с невербальной выше, а время реакции — меньше. Также обнаружено, что способ предъявления оказывает влияние на точность запоминания последовательностей, но это касается в основном невербальной информации. Варьирование периода удержания серийной информации позволило обнаружить различное влияние этого фактора на время реакции в зависимости от способа предъявления и типа стимула. Полученные результаты позволяют предположить, что репрезентация серийной информации преобразуется в процессе ее удержания в рабочей памяти, но эти преобразования могут носить разный характер в зависимости от модальности (вербальная vs. зрительно-пространственная) и способа предъявления.

  2. Д.А. Касанов, О.И. Дорогина, Ю.Г. Павлов
    Влияние транскраниальной стимуляции мозга переменным током на тета ритм и вербальную рабочую память

    Аннотация. Ряд исследований подчеркивают связь тета-активности в рабочей памяти (Pavlov, Kotchoubey, 2021). В связи с этим мы ставили перед собой задачу, проверить, может ли стимуляция в тета диапазоне улучшить РП.

    Цель работы: проверить влияние транскраниальной стимуляции переменным током на частоте тета-ритма на успешность выполнения заданий на вербальную рабочую память и сравнить эффект стимуляции непосредственно во время выполнения задачи на рабочую память (РП) и пост-эффекты стимуляции.

    Гипотезы: 1. Стимуляция на частоте 6 Гц, с монтажом FPz-CPz во время задания рабочей памяти, повышает успешность выполнения задания; 2. Пост-эффект от стимуляции, перед задачей слабее, чем эффект от стимуляции непосредственно во время выполнения задачи на РП.

    Испытуемые: в первом эксперименте приняли участие 31 человек, из них 16 – мужчин (средний возраст = 24,3) в задаче на РП 20-минутной стимуляции, с монтажом Fpz и CPz на частоте 6 Гц, 1 мА. Во втором эксперименте мы сравнили пост- и онлайн-эффекты стимуляции на выборке из 25 человек (средний возраст = 25,1), из них 11 – мужчин.

    Оборудование: для регистрации ЭЭГ в первом эксперименте мы использовали 128-channels Geodesic EEG System. Для проведения транскраниальной стимуляции мозга был использован стимулятор Neuroconn DC- STIMULATOR PLUS.

    Задача: в качестве стимулов испытуемым для запоминания предъявлялись наборы из 4 или 6 прописных букв русского алфавита, где задача состояла в удержании заданного набора букв «прямой», удержании набора букв где ответ был обратный от целевого «обратный» , и расстановка набора букв согласно алфавиту «алфавитный». В первом эксперименте, испытуемые проходили две сессии. В первой сессии испытуемые подвергались либо реальной, либо плацебо стимуляции. Аналогичным образом во второй сессии (в другой день) выбирался тип стимуляции (плацебо/реальная) обратный тому, который применен в первую сессию.

    Дизайн второго эксперимента был нацелен на проверку того, что эффект стимуляции отражается в повышении точности блоков, выполняемой сразу после стимуляции, а не истечению нескольких дней как в первом эксперименте. Во втором эксперименте пять одинаковых 25-минутных блоков, во время каждого из которых испытуемые решали задачи на рабочую памяти аналогичные тем, что были использованы в первом эксперименте Блоки были распределены на три сессии (дня). В тренировочный день испытуемые выполняли один блок без стимуляции. В день Плацебо-Реальная первым блоком являлся Плацебо, за которым следовал второй блок со стимуляцией. В день Реальная-Плацебо порядок блоков изменялся.

    Результаты: Последствия стимуляции не вызвали каких-либо значимых изменений в поведенческих показателях запоминания (количество правильных ответов), ни в ЭЭГ в состоянии покоя (спектральная мощность тета-диапазона частот в первом эксперименте). Фактор стимуляции не имел значимого влияния (F=,992. p=,327. η2 =,033). Во втором эксперименте стимуляция по время выполнения задачи, не произвела значимых изменений в продуктивности рабочей памяти, также как и стимуляция перед выполнением задачи на РП (главный эффект фактор тип стимуляции (плацебо/реальная): F=,136. p=,716. η2 =,006).

    Обсуждение и выводы: Транскраниальная стимуляции тета-ритма в монтаже Fpz-CPz не привела к изменениям в продуктивности рабочей памяти. Наши результаты могут быть связаны с выбранным монтажом. Так, в предыдущих исследованиях, где эффект аналогичной стимуляции был обнаружен, целевой электрод, располагался над левой теменной областью (Jaušovec , 2014).

  3. Г.Я. Меньшикова, Б.Б. Величковский, Г.С. Бугрий, О.А. Савельева
    Точность формирования пространственных репрезентаций в рабочей памяти

    Аннотация. Изучение психологических механизмов формирования эгоцентрических (ЭПР) и аллоцентрических (АПР) пространственных репрезентации является важной задачей для психологии восприятия пространства. Одной из актуальных проблем является изучение точности их формирования в рабочей памяти (Меньшикова, Савельева, Величковский, Бугрий, 2020). Мы применили разработанный нами ранее метод измерения точности ЭПР и АПР (Меньшикова, Савельева, Ковязина, 2018) для изучения процессов их формирования в рабочей памяти. Использовался метод реконструкции 3D виртуальных сцен. Для их предъявления применялся шлем виртуальной реальности HTC Vive. Задачей участников было запомнить предъявленные 3D сцены и реконструировать их эгоцентрически (кодируя местоположение объектов относительно наблюдателя) или аллоцентрически (кодируя местоположение объектов относительно друг друга) в разных экспериментальных условиях: с низкой и высокой нагрузкой на визуально-пространственный компонент рабочей памяти (ВПРП). Мы предполагали, что метод мысленного изменения точки наблюдения будет являться основой для инициации процессов формирования ЭПР или АПР. Было показано, что точность формирования ЭПР и АПР зависят от ракурса мысленного наблюдения сцены и от уровня нагрузки на ВПРП. При этом вне зависимости от ракурса более точно формируются ЭПР. При увеличении пространственной нагрузки ЭПР снижала свою точность, тогда как точность АПР значимо не менялась. Полученные данные показывают существенный вклад ВПРП в формирование ЭПР.

  4. Е.В. Печенкова, Я.Р. Паникратова, М.А. Фомина, Е.А. Мершина, Д.А. Баженова, Л.А. Маковская, А.Д. Румшиская, О.В. Федорова, В.Е. Синицын, И.С. Лебедева, Р.М. Власова
    Связь объема рабочей памяти при чтении и состояния проводящих путей головного мозга

    Аннотация. Введение. Существующие данные о вкладе белого вещества головного мозга в функционирование вербальной рабочей памяти были получены с помощью тестов, которые адресованы в большей степени аспекту хранения материала (кратковременной памяти), чем его обработке. В то же время в психолингвистике отдается предпочтение методикам, которые позволяют уловить индивидуальные различия людей по способности распределять ресурсы рабочей памяти между хранением и обработкой материала; такие тесты (complex spans) лучше предсказывают реальные языковые способности людей. В связи с этим мы впервые использовали тест Данеман-Карпентер (reading span; Daneman, Carpenter, 1980) для поиска проводящих путей головного мозга, микроструктура которых коррелирует с объемом вербальной рабочей памяти, измеренным в процессе чтения. Оценка микроструктуры проводилась на основании показателя фракционной анизотропии.

    Методика. В исследовании принял участие 91 человек, праворукие неврологически здоровые добровольцы, носители русского языка; после исключения данных, содержавших артефакты, итоговая выборка составила 66 человек (24±5 лет, 43 женщины, средняя продолжи тельность образования 15.1±2.5 года). Все участники исследования прошли методику изме рения объема вербальной рабочей памяти в процессе чтения на русском языке с применени ем процентного метода подсчета (Федорова, 2010) и диффузионно-тензорную МРТ (Philips Ingenia 3T, 60 срезов, воксел со стороной 2.3 мм, b = 1000 s/mm2, 32 направления диффузии). Изображения проверялись на предмет артефактов вручную радиологами и автоматически с помощью DTIPrep. Данные трактографии обрабатывались с помощью пакета FSL и метода TBSS (англ. tract-based spatial statistics), поправка на множественные сравнения вводилась с помощью процедуры TFCE. Анатомическая локализация результатов определялась с помощью вероятностного атласа ICBM-DTI-81. Была подсчитана корреляция объема рабочей памяти при чтении с фракционной анизотропией белого вещества головного мозга в каждом вокселе с поправкой на возраст, пол, количество лет образования и индекс праворукости.

    Результаты. Средний показатель объема рабочей памяти составил 45(±15)%. Он положительно коррелировал с фракционной анизотропией белого вещества в целом ряде структур: валике, стволе и колене мозолистого тела; билатерально в лучистом венце (передних, задних и верхних отделах), верхнем продольном пучке, белом веществе теменных и лобных долей, не размеченном в атласе; а также в правом полушарии: ножке мозга, внутренней капсуле (задней ножке и зачечевицеобразной части), внешней капсуле, в своде мозга, в задней таламической лучистости и в области сагиттальной исчерченности.

    Обсуждение и выводы. Данные о связи состояния мозолистого тела, лучистого венца и верхнего продольного пучка с объемом вербальной рабочей памяти согласуются с результатами предыдущих исследований, использовавших более простые меры рабочей памяти, как вербальной, так и невербальной (Bathelt et al., 2017; Chung et al., 2018; Darki & Klingberg, 2015). Дополнительно мы показали, что объем вербальной рабочей памяти, задействованной в ходе реальной познавательной активности, в значительной мере связан с состоянием трак тов обоих полушарий (а не только левого), а в случае ряда структур — только правого полушария. Этот результат позволяет предположить, что больший объем вербальной рабочей памяти может быть связан с вовлечением дополнительных ресурсов правого полушария.

  5. С.Ю. Коровкин, А.Д. Савинова, Ю.А. Падалка, А.В. Железова 
    Схемы в рабочей памяти приводят к полному инсайту и переживанию изящности решения

    Аннотация. В данном исследовании мы задаемся вопросом: какова роль интеллектуальных чувств и ага-переживания в решении инсайтных задач. Мы предполагаем, что ага-переживание является эмоциональной реакцией при полном инсайте, который возникает, когда весь путь решения задачи целиком помещается в горизонт планирования. Если путь решения слишком длинный, он может быть упрощен за счет схем, которые могут объединять отдельные действия в группы и укрупнять единицы, хранящиеся в рабочей памяти. Компактность и простота используемой для кодирования решения схемы определяют эстетическое чувство изящности и красоты решения, которое является традиционным признаком правильного решения, а также являются условием ага-переживания в многоходовой инсайтной задаче. Для доказательства наших предположений, нами было проведено исследование на задаче 10 монет. В этой работе показан механизм, благодаря которому ага-переживание при инсайтном решении может быть связано с изящностью решения.

  6. В.А. Гершкович, Н.В. Морошкина, А.Д. Горицкая
    Роль эффекта генерации и ага!-переживания в припоминании источника решения задачи

    Аннотация. Цель работы — выявление влияния ага!-переживания и самостоятельной генерации решения на запоминание источника решений, найденных самостоятельно или предложенных виртуальным партнером . Участники эксперимента решали задачи на поиск отдаленных ассоциаций и после ввода собственного ответа, видели вариант ответа, предложенный виртуальным партнером — компьютерной программой. После этого они должны были выбрать, какой из предложенных вариантов (свой или компьютера) кажется им наиболее подходящим решением к задаче. Кроме того испытуемые дважды оценивали возникновение ага!-переживания: первый раз — после ввода собственного варианта ответа, второй — после ознакомления с ответом виртуального партнера. Второй этап исследования проходил через неделю. Испытуемым предъявлялись задачи с ранее выбранным ими финальным вариантом решения. Требовалось вспомнить, кто именно (сам испытуемый или компьютер) предложил данное решение. Результаты показали, что испытуемые точнее атрибутируют решение, предложенное компьютером, в случае, если его предъявление сопровождалось ага!-переживанием, по сравнению с отсутствием ага!-переживания. Для самостоятельно сгенерированных решений влияния ага!-переживаний не обнаружено (возможно, в связи с эффектом потолка). Продемонстрировано, что, если финальное решение не сопровождалось ага!-переживанием, испытуемые лучше помнят авторство собственных решений, по сравнению с теми, которые были предложены компьютером. Полученные результаты свидетельствуют в пользу гипотезы, что ага!-переживание способствует повышению эффективности мониторинга источника решения задачи, а также позволяют распространить данные о позитивном влиянии ага!-переживания не только на припоминание содержания задач, но и на источник их решения.

  7. Н.В. Морошкина, Е.И. Павлючик
    Вызывает ли преодоление фиксированности при решении анаграмм последующее забывание фиксирующих слов?

    Аннотация. В данном исследовании проверяется одна из теорий, объясняющих механизм эффекта инкубации — теория забывания фиксаций. Согласно данной теории, предполагается, что во время периода инкубации у фиксирующих элементов задачи снижается уровень активации и уменьшается доступ для последующего извлечения. Проведен эксперимент, в котором участникам предлагалось решить круговые шестибуквенные анаграммы, содержащие пять из шести нужных букв. Фиксирующим элементом могло быть пятибуквенное слово, мешающее найти шестую букву для решения анаграммы. После периода инкубации участники выполняли задачу на дополнение фрагментированных слов, в числе которых встречались пятибуквенные слова из второго этапа, которые навязывали участникам фиксированность. Результаты свидетельствуют, что в случае успешного решения анаграммы участники реже дополняли фрагментированные слова, соответствующие фиксирующим элементам. Однако, если решение анаграммы не было найдено, эффект был обратным. Данные свидетельствуют в пользу того, что успешное преодоление фиксированности связано с подавлением соответствующей репрезентации и ее забыванием.

  8. А.А. Медынцев, П.С. Сабадош, А.А. Коган, А.И. Комаровская, А.Г. Харазян
    Произвольный компонент в движении взгляда при решении анаграмм

    Аннотация. Задачей исследования являлось частичное воспроизведение экспериментов по исследованию паттернов движений глаз при выполнении задачи решения анаграмм в ситуации исключительно сознательного контроля за перемещением взгляда. С этой целью была использована созданная нами методика «эрзац-айтрекинга». В этой методике на экране компьютера буквы анаграммы были закрыты специальными прямоугольниками. Для просмотра букв участник должен был навести на прямоугольник специальный «фокус видимости», управляемый компьютерной мышью который открывал нужную букву. Ожидалось, что решение анаграммы потребует от испытуемого частых перемещений фокуса видимости от буквы к букве, что позволит выявить паттерны, связанные с решением задачи, которые будут аналогичны паттернам классического айтрекинга. Результаты проведенного исследования значимо отличаются от результатов исследований с использованием классического айтрекинга. По нашему мнению, полученные результаты свидетельствуют о значительной роли непроизвольного компонента в задаче на решение анаграмм. Выявленные паттерны могут быть сопоставлены с тремя этапами решения задачи: понимания условий, преодолением тупика и верификацией ответа.

  9. А.А. Лопухина, С.М. Гольдина, А.К. Лауринавичюте, Е.В. Искра, О.В. Драгой
    Специфика движений глаз при чтении предложений у детей с дислексией

    Аннотация. Дислексия — это нейробиологически обусловленная избирательная неспособность к овладению чтением, в основе которой может лежать дефицит фонологической обработки. Предыдущие исследования показали, что специфика движений глаз при чтении у детей с дислексией может быть обусловлена особенностями их языковой обработки. Наше исследование использует метод записи движений глаз и направлено на изучение того, как навыки фонологической обработки и свойства читаемых слов влияют на особенности движений глаз при чтении у русскоязычных школьников с дислексией (N = 29) в сравнении с типично развивающимися школьниками (N = 47). Мы обнаружили, что дети с дислексией дольше перечитывают более длинные слова, что свидетельствует о трудностях лексической обработки, а также быстрее прочитывают более частотные слова при первом прочтении слова. Кроме этого мы показали, что трудности с фонематическим анализом у детей с дислексией коррелируют с общим временем чтения и с длительностью первой фиксации на слове. Можно предположить, что дефицит при дислексии проявляется при повышенной нагрузке на фонологическую систему.

  10. В.И. Зубов, В.О. Прокаева, Е.И. Риехакайнен
    Ошибка ошибке рознь: что движения глаз могут рассказать о чтении вслух?

    Аннотация. Исследование посвящено особенностям механизмов зрительной обработки текста при возникновении ошибок в устном чтении на русском языке. В работе представлены результаты эксперимента, в ходе которого 10 носителей русского языка читали два текста вслух, при этом осуществлялась регистрация движений их глаз. В статье сопоставляются паттерны движений глаз при самокоррекциях (самоисправлениях) читающего и при незамеченных ошибках. Результаты свидетельствуют о том, что параметры движений глаз, связанные с эффектами поздней зрительной обработки, различаются в зависимости от типа ошибки: при самокоррекциях наблюдается больше регрессий к слову, в котором была допущена ошибка, и из последующего слова к предыдущим фрагментам текста, а также в целом затрачивается больше времени на прочтение слов с ошибкой, которая была замечена и исправлена. Различий в эффектах ранней обработки как слов с замеченной и исправленной ошибкой, так и слов с незамеченной ошибкой не было обнаружено; предположительно, процесс самокоррекции начинается во время зрительной обработки слова, следующего за ошибочным.

  11. А. Kromina, А. Laurinavichyute
    Eye Movement Comparison during Reading in Deaf and Hard-of-Hearing Russian Sign Language Speakers

    Abstract. For most deaf people, the first language is sign language. Thus, they usually acquire the spoken language in which they start reading as their second language. Due to their late spoken language acquisition, deaf individuals do not become fluent spoken language users, and, as a consequence, do not become skilled readers. Individuals with partial hearing loss (hard-of-hearing) have partial access to sounds from birth and acquire a spoken language as their first language. We hypothesized that hard-of-hearing people would demonstrate better reading skills than deaf people because they likely better know the language in which they read. To test this hypothesis, we recorded eye movements while reading in deaf (N = 22) and hard-of-hearing (N = 13) groups of signers. We found that both groups have mostly comparable reading skills. The deaf group differed from the hard-of-hearing group firstly in lower performance on comprehension questions in trials with long sentences and also in more effective processing of long words with a single fixation. In summary, deaf and hard-of-hearing people have comparable reading skills. That implies that early access to spoken language does not improve reading skills.

  12. И.А. Асланов, Ю.В. Судоргина, А.А. Котов
    Влияние вербального ярлыка на оценку суждений о категории сохраняется, даже если мы не помним ярлык

    Аннотация. В представленном исследовании мы воспроизвели эффект влияния вербального ярлыка на оценку суждений, который был найден Гиффином и коллегами (Giffin et al., 2017). В своем эксперименте они предъявляли истории, описывающие странное поведение человека,. Оказалось, что последующие суждения, объясняющие странное поведение человека склонностью к такому поведению, воспринимались участниками исследования как более убедительные, если к их описанию добавляется ярлык — искусственное название для расстройства. Авторы предположили, что вербальный ярлык изменяет суждения, добавляя к категории свойство обобщенности, независимости от субъекта. Мы воспроизвели результаты в Эксперименте 1 (N = 314), а в последующем Эксперименте 2 (N = 155) мы отделили восприятие информации о категории и оценку этой информации во времени (задержка длилась одну неделю). Мы обнаружили, что эффект сохраняется даже тогда, когда люди выносят суждения, основываясь на своих воспоминаниях о категории, и, согласно контент-анализу воспоминаний, участники в условии с вербальным ярлыком помнят больше информации из описания, но при этом не помнят самого ярлыка, используя вместо него другие названия из области расстройств (например, «болезнь» или «клептомания»). Эти результаты позволяют выдвинуть новую интерпретацию данного эффекта: мы считаем, что в эксперименте Giffin et al. ярлык не добавлял новых свойств к категории, а выделял соответствующую семантическую область, поэтому обнаруженный эффект был вызван активацией релевантных этой области знаний в семантической памяти.

  13. А.Н. Юрченко, Д.М. Шарафутдинова, А.Л. Головтеев
    Лексическая обработка на уровне отдельных слов и дискурса у пациентов с височной эпилепсией

    Аннотация. Предыдущие исследования свидетельствуют о трудностях с порождением отдельных слов у пациентов с левосторонней и правосторонней височной эпилепсией, в то время как данные о более высоких языковых уровнях очень ограниченны. Данное исследование посвящено изучению лексического разнообразия в устном дискурсе у пациентов с височной эпилепсией по сравнению со здоровыми носителями русского языка. Во время тестирования испытуемых просили составить рассказ по рисунку, после чего данные были обработаны с применением метода MTLD (Measure of Textual Lexical Diversity). В дополнение, порождение отдельных слов (существительных и глаголов) было исследовано с помощью тестов на называние объектов и действий. Результаты анализа выявили снижение лексического разнообразия в дискурсе у пациентов с височной эпилепсией по сравнению со здоровыми испытуемыми. Схожие результаты были получены для тестов на порождение отдельных слов. При этом различий между двумя группами пациентов не было обнаружено ни для одного из заданий. Полученные результаты свидетельствуют о том, что процессы лексической обработки при височной эпилепсии затруднены на уровне отдельных слов и дискурса, вне зависимости от латерализации эпилептогенного очага.

  14. В.П. Лелик, А.А. Лопухина
    Ранние этапы формирования словарного запаса у русскоязычного ребенка 1–3 лет (на материале корпуса CHILDES)

    Аннотация. Формирование словарного запаса ребёнка зависит от различных факторов, в данной работе мы концентрируемся на одном из них, зафиксированном в некоторых предыдущих исследованиях: дети быстрее усваивают слова из той семантической категории, в которой уже содержится много слов. Цель работы — проверить данную гипотезу на материале корпуса русскоязычного ребенка и выявить закономерности в изменении размеров семантических категорий. В нашей работе для этой цели впервые используется метод векторного семантического анализа. Мы использовали предобученную модель, далее слова разбивались на семантические кластеры с помощью метода k-means. Результаты показали, что кластеры, выделившиеся в первом периоде, увеличиваются ко второму периоду, однако они увеличивались независимо от изначального размера кластеров.

  15. В.Н. Староверова, А.А. Лопухина, Н.С. Здорова, Н.С. Ладинская, О.Д. Веденина, С.М. Гольдина, А.В. Каприелова, К.В. Барцева, О.В. Драгой
    Фонологическая и орфографическая обработка в парафовеальной области при чтении у детей и взрослых

    Аннотация. Парафовеальная обработка позволяет читающему получить часть информации о слове до фиксации на нем. В работе исследуется степень опоры на фонологическую и орфографическую информацию, полученную из парафовеальной области при чтении на русском языке, у второклассников в сравнении с четвероклассниками и взрослыми. В эксперименте приняли участие 54 второклассника, 48 четвероклассников и 65 молодых взрослых. При помощи методики невидимой границы мы исследовали длительность фиксаций участников на ключевых словах в условиях с различными праймами: идентичным целевому слову, псевдоомофоном, праймом с перестановкой букв и контрольными праймами. Мы обнаружили, что второклассники опираются и на фонологическую, и на орфографическую информацию в парафовеальной области, тогда как четвероклассники и взрослые используют только орфографическую информацию.

  16. А.В. Каприелова, А.А. Лопухина, К.В. Барцева, О.Д. Веденина, С.М. Гольдина, Н.С. Здорова, Н.С. Ладинская, В.Н. Староверова, О.В. Драгой
    Влияние фонологической и орфографической обработки на движения глаз при чтении у младших русскоязычных школьников

    Аннотация. Чтение — сложный когнитивный навык, для формирования которого необходимо успешное владение навыками фонологической и орфографической обработки. Вклад каждого типа обработки может варьироваться в зависимости от письменности и орфографии языка, а также от исследуемой популяции. Это было показано на материале европейских языков с латинской письменностью, однако кириллице уделялось значительно меньше внимания. Цель нашего исследования — с помощью поведенческих тестов оценить влияние уровня фонологической и орфографической обработки на формирование навыков чтения у русскоязычных школьников 1–6 классов. В исследовании осуществлялась регистрация движений глаз ребенка при чтении про себя, эта методика позволяет зафиксировать время, необходимое для прочтения каждого слова, и отследить траекторию движения глаз во время чтения. По результатам исследования оказалось, что фонологическая и орфографическая обработка вносят значимый вклад в формирование навыка чтения. Тест на фонологическую обработку оказался наиболее чувствительным к длительности первого прочтения слова и общему времени прочтения, а тест на орфографическую обработку — для всех типов фиксаций, включая длительность первой фиксации.

  17. И.А. Лобанова, С.А. Малютина
    Роль фонологических подсказок при явлении «на кончике языка» у пожилых и молодых людей

    Аннотация. Введение. «Чувство на кончике языка» (англ. tip-of-the-tongue state, ТoТ) – это распространенное явление, при котором человек временно не может вспомнить определенное слово, но при этом обладает субъективной уверенностью, что оно ему известно. Актуален вопрос о том, какая информация о слове может способствовать разрешению ToT, в том числе исследуются фонологические подсказки (частичная информация о звуковом составе слова). В большинстве работ, посвященных эффективности фонологических подсказок при ToT, рассматриваются силлабические подсказки. На данный момент известно, что среди них наиболее эффективны те, которые содержат информацию о начале слова (White, Abrams, 2002; Pureza et al., 2012; Hofferberth-Sauer, Abrams, 2014). При этом подсказки, содержащие информацию о первом слоге, чаще облегчают разрешение ToT, чем содержащие информацию о первой букве/фонеме (Abrams et al., 2003). В своей работе мы сравниваем эффективность подсказок, состоящих из одной или нескольких фонем из начала, середины или конца целевого слова, а также ее зависимость от возраста. Известно, что с возрастом существенно возрастает частота ToT (Brown, 1991; Heine et al., 1999; Salthouse, Mandell, 2013), однако неясно, та же ли информация может помочь в разрешении ToT пожилым людям, что и молодым.

    Метод. В исследовании приняли участие 20 человек в возрасте 19–79 лет (средний возраст 45,8, SD 18,3), что позволило рассматривать возраст как континуальную переменную. В качестве стимулов использовалось 81 низкочастотное слово с определением. К каждому слову были подобраны три типа подсказок (первая буква/фонема, середина слова (несколько фонем), рифма), которые распределялись по трем экспериментальным листам. Разное количество фонем в подсказке мотивировано тем, что при одинаковой длине подсказка «начало слова» эффективнее других (Abrams et al., 2003). В ходе эксперимента участникам нужно было называть слова по определениям, появлявшимся на экране. Если это не удавалось, задавался вопрос “Испытываете ли Вы «чувство на кончике языка»?”. Далее на экране предъявлялась подсказка одного из трёх типов, после которой снова нужно было попытаться назвать слово.

    Результаты. Среди разных типов подсказок при ToT наиболее эффективной оказалась «середина слова» ( χ2 = 7,84, p = 0,02). В случаях, когда ToT не возникало, в эффективности разных типов подсказок не было обнаружено значимых различий ( χ2 = 3,38, p = 0,18). Частота ToT (среднее значение 0,18; SD 0,09) действительно коррелировала с возрастом ( r(17) = 0,493, p = 0,044). В то же время не было выявлено влияния возраста на вероятность моментального (полученного до предъявления подсказки) правильного ответа (r(17) = -0,256, p = 0,322), а также взаимодействия между возрастом и эффективностью разных типов подсказок (F(2,26) = 0,049, p = 0,953).

    Обсуждение и выводы. Тот факт, что частота возникновения ToT увеличивалась с возрастом, согласуется с результатами более ранних исследований (Brown, 1991; Brown, Nix, 1996; Heine et al., 1999; Salthouse, Mandell, 2013). Это может происходить из-за того, что с возрастом становится затруднительным лексический доступ к словам, так как ослабевает передача информации из лексико-семантической системы на фонологический уровень (Heine et al., 1999). То, что не было обнаружено взаимодействия между возрастом и эффективностью разных типов подсказок, пока нельзя считать окончательным выводом, поскольку это может быть обусловлено недостаточным количеством данных. Независимо от возраста, эффективнее всего помогали разрешать ToT подсказки, содержащие середину слова. Их наибольшая эффективность может быть обусловлена тем, что в данном экспериментальном дизайне они содержали информацию о большем количестве фонем, вызывая более сильную активацию целевого слова и отсылая к меньшему количеству связанных слов, блокирующих искомое.

  18. Т.Е. Петрова
    Поликодовый текст в исследованиях Петербургской школы психолингвистики

    Аннотация. В докладе представлен обзор психолингвистических исследований поликодового текста, которые последние годы проводятся в Институте когнитивных исследований Санкт-Петербургского государственного университета. Рассматриваются различные типы поликодового текста и механизмы их обработки различными категориями читателей: носителями русского языка (взрослыми и подростками), и студентами, изучающими русский язык как иностранный. Механизмы чтения вербальных и невербальных компонентов поликодового текста изучаются с помощью методики регистрации движений глаз, успешность понимания и интерпретации текста оценивается с помощью традиционных поведенческих методик (вопросно-ответной методики, методики набора ключевых слов, методики семантического дифференциала, субъективной оценки сложности текста). Результаты проведенных исследований позволили выявить наиболее простые для восприятия типы поликодового текста, а также предложить педагогам и составителям современных учебных пособий определенные методические рекомендации по подбору таких текстов и заданий к ним.

  19. Е.И. Риехакайнен, Л.Л. Скоробагатько
    Влияет ли формат представления информации на эффективность усвоения учебного материала при онлайн-обучении?

    Аннотация. В статье сопоставляется успешность усвоения материала онлайн-лекции в зависимости от наличия / отсутствия визуального сопровождения устной речи лектора и типа этого сопровождения. Рассматривается четыре формата предъявления материала: устный текст без визуального сопровождения; устный текст и презентация с дословным письменным текстом; устный текст и презентация с тезисным изложением содержания; устный текст и презентация с тезисным изложением содержания и иллюстрациями. В ходе эксперимента каждый участник должен был познакомиться с четырьмя разными фрагментами лекций по лингвистике, которые были представлены в разных форматах, ответить на вопросы по их содержанию и оценить фрагменты по трем шкалам (ясность изложения, формат предъявления, интересность). В эксперименте приняли участие 132 студента; каждый стимул прослушали 33 человека. Результаты исследования указывают на то, что сочетание визуальной и аудиальной информации оказывается более эффективным способом подачи материала, чем только аудиоряд, при этом тезисное изложение материала эффективнее дословного. Наличие / отсутствие картинки, поддерживающей текст, влияет на субъективную оценку формата предъявления, но не на надежность усвоения информации. Эти данные согласуются с результатами, полученными ранее на материале русского языка отдельно для модальности текста и для способа визуального предъявления материала.

  20. А.А. Берлин Хенис, А.Н. Пучкова, А.В. Горбачева
    Восприятие мемов и демотиваторов: исследование методом айтрекинга

    Аннотация. В онлайн-коммуникации широко используются поликодовые тексты, сочетающие изображение и высказывание. В исследовании приведено сравнение глазодвигательных параметров при восприятии жанров демотиватора и простого мема, которое проводится в рамках экспериментального исследования особенностей восприятия и понимания поликодовых текстов экстремистской направленности. Целью исследования является проверка гипотезы о влиянии жанра на степень сложности восприятия и стратегии рассматривания поликодовых текстов. Проанализированы движения глаз респондентов при оценке содержания стимулов на наличие экстремистского сообщения (N = 60; 31 судебный эксперт-лингвист с практикой по делам о противодействии экстремизму, 29 неэкспертов). Стимулы были незнакомы респондентам. В сравнении с мемами респонденты рассматривают демотиваторы более продолжительное время. В обоих жанрах изображению и высказыванию уделяется равное время, но фиксации на изображении в среднем длительнее. Таким образом, оба компонента принципиально важны для понимания содержания сообщения. В мемах дольше читают верхний блок текста, делая более длительные фиксации. В параметрах чтения текстов демотиваторов и мемов есть различия, обусловленные, вероятно, спецификой оформления текста. Результаты исследования позволяют предполагать наличие связи между жанром и степенью когнитивной сложности поликодовых текстов, а также указывают на специфику восприятия конкретных шаблонов оформления. Это обеспечивает возможность проведения дальнейших исследований в этом направлении и в перспективе позволит разрабатывать нормы когнитивной нагрузки судебных лингвистов, анализирующих поликодовые тексты экстремистской направленности.

  21. В.К. Прокопеня, Д.Н. Ахапкин, Е. Саенко, А. Жунусова
    Я к розам хочу, в тот единственный сад: роль дейксиса к воображаемому при восприятии поэтического текста

    Аннотация. В отечественной поэзии ХХ века важным стилистическим средством становится дейксис к воображаемому — указание на конкретный объект (референт), существующий вне текста и в самом тексте ни разу не упомянутый. Установление референта требует от читателя дополнительного знания, однако не является необходимым для понимания общего смысла поэтического текста. Согласно теории нейрокогнитивной поэтики этот тип дейксиса относится к фоновым элементам, вызывающим у читателя чувство знакомости и способствующим более глубокому погружению в художественный текст. Мы предположили, что успешное установление дейктической отсылки будет способствовать детализации фона и окажет влияние на процесс чтения и восприятия текста. Участники исследования читали оригинальные поэтические тексты, содержащие дейксис к воображаемому. Каждому тексту предшествовал комментарий, содержащий или не содержащий информацию о воображаемом референте. Результаты показали, что заданный предварительным комментарием контекст сам по себе оказывает влияние на процесс чтения, способствуя более глубокой обработке, отражающейся в увеличении времени чтения. В то же время дейктическая отсылка к воображаемому референту, при наличии соответствующего комментария, не только быстро устанавливается, подкрепляя читательские ожидания, но и упрощает построение связной модели дискурса, способствуя более быстрой дальнейшей обработке информации.

  22. А.А. Евдокимова
    К вопросу о методике выделения функциональных типов жестов в цефалическом канале в рамках мультиканального анализа

    Аннотация. При анализе и выделении жестов головы в так называемом цефалическом канале у исследователей существуют различные подходы, в том числе при подборе материала для анализа. Мы в своем анализе проводим последовательное аннотирование всех движений головы на материале корпуса RUPEX. Функциональные типы жестов головы описываются нами по тем же параметрам, что и жесты в мануальном канале. Поэтому мы также выделяем прагматические, изобразительные, указательные жесты, жесты-аккомодаторы и жесты-регуляторы. Однако, как обнаружилось в процессе исследования, для головы, в отличие от жестов рук, возможно использование разных типов жестов на разных фазах одного и того же жеста. Так, например, ретракция или подготовка могут не совпадать по своему типу с махом, в отличие от мануального канала. К тому же в отличие от мануального канала при аннотировании жестов головы возникает необходимость учитывать зону коммуникации, в которой осуществляется жест, что приводит к наложению функций жестов, если зоны коммуникации накладываются, а также к разработке особой, отличной от мануальной, методики выделения функциональных типов жестов головы. Особенности этой методики аннотирования жестов головы и будут описаны в данной статье.

  23. D. Chernova, P. Bakhturina
    Developing the Russian Author Recognition Test: A Tool to Assess Print Exposure

    Abstract. Psycholinguistic studies on language processing show that many reading-related skills like vocabulary, word recognition, and text comprehension are affected by exposure to printed text. Exposure to print represents the amount of time one devotes to reading. The Author Recognition Test is considered the most effective methodology for assessing exposure to print, as it is an objective measure which helps to avoid the influence of social desirability. It was first developed for the English language by Stanovich and West (1989), who suggested a design based on the signal detection theory. Later, this methodology was adapted for some other languages; these ART tests involve authors who write in the respective languages and whose books are translated into these languages. We present the first version of the Russian Author Recognition Test and report correlations between its scores and some offline tasks measuring individual differences in reading skills.

24 июня

11:30–14:00. Секция 4.

Клинические аспекты. Нейронаука. Нейропсихология. Восприятие. Неосознаваемая обработка. Психолингвистика. Когнитивное развитие.

Время размещения постеров: 11:25

Время снятия постеров: 14:05

Время обязательного присутствия докладчиков:

  • у нечетных стендов 11:30—12:45,
  • у четных стендов 12:45—14:00.

  1. А.К. Кулиева
    Ретроспективный подход к измерению прогноза эффективности выполнения когнитивных задачах

    Аннотация. В психологии многократно высказывались идеи, что представления об эффективности могут оказывать влияние на результаты деятельности. Согласно этим идеям, прогнозирование эффективности деятельности одновременно влияет на результаты и строится на основе результатов, что усложняет возможность экспериментального исследования в данной сфере. В данном исследовании предлагается метод ретроспективного измерения прогноза эффективности посредством метакогнитивного «чувства агентности». Ранее было продемонстрировано, что по мере усложнения выполняемой задачи испытуемые склонны все чаще приписывать свои успехи внешнему воздействию. В текущей работе предлагается независимая проверка полученного результата. Был проведен эксперимент, где испытуемым необходимо было выполнять сенсомоторную задачу, основанную на оценке временных интервалов. В качестве переменных, определяющих сложность задачи, использовались размер и дальность цели. Была выдвинута гипотеза, что попадания в сложной задаче испытуемые будут чаще атрибутировать компьютеру, чем попадания в простой задаче. Данная гипотеза была подтверждена. Испытуемые чаще атрибутируют помощи компьютера попадания по мере отдаления цели, а также при работе с меньшей целью. Был сделан вывод, что атрибуция попадания помощи компьютера можно рассматривать как маркер несоответствия полученного результата прогнозу эффективности.

  2. Н.Е. Зотова, М.В. Зотов, И.С. Короткова, А.Ю. Белоусова
    Выявление когнитивных ошибок другого человека приводит к выработке эффективных стратегий переработки информации

    Аннотация. Распознавание когнитивных ошибок другого человека требует от индивида ко-оперативного (по Ч. Гудвину) режима организации умственной деятельности. Цель исследования: проверка гипотезы, что ко-оперативный режим (КР) обладает большей эффективностью, чем индивидуальный (ИР), поскольку способствует формированию более эффективных стратегий переработки информации. Испытуемые группы ИР (N = 22) выполняли задачу поиска визуально малозаметных целей в динамической среде. Испытуемые группы КР (N = 23) наблюдали за симулированным «игроком», выполняющим такую же задачу в той же среде. При обнаружении цели «игрок» совершал действие, ориентировавшее испытуемого относительно области ее примерного расположения. Задача: идентифицировать верные обнаружения и ошибки «игрока» (пропуски цели и ложные тревоги). Это требовало как выявления целей, на расположение которых указывал «игрок» (1 тип), так и целей, им пропущенных (2 тип). Испытуемые КР обнаруживали цели первого типа в 4 раза, а цели второго типа — в 2 раза чаще, чем испытуемые ИР. Данный результат объяснялся тем, что, в отличие от испытуемых ИР, в начальный период работы испытуемые КР вырабатывали высокоэффективную стратегию зрительного поиска. Показана связь между ко-оперативным режимом умственной деятельности и выработкой эффективных стратегий переработки информации.

  3. Н.Ю. Герасименко, А.Б. Кушнир, Е.С. Михайлова
    Влияние уровня категоризации и степени конгруэнтности предшествующей маски на опознание изображений предметов

    Аннотация. У здоровых молодых испытуемых (средний возраст 23.6 ± 0.7 лет) анализировали механизмы переработки информации об изображениях предметов при их категоризации на базовом и суперординатном уровнях. Опознание стимулов осложнялось предшествующим конгруэнтным (другой предмет) или неконгруэнтным (животное) маскирующим изображением. Опознание происходило быстрее при категоризации на базовом уровне, независимо от типа маскировки. В проекционных областях ранний компонент N50 вызванного потенциала зависел и от уровня категоризации, и от конгруэнтности маски. Мы предполагаем, что эти отличия отражают преднастройку зрительной системы на извлечение разной информации об изображении в зависимости от уровня категоризации. Амплитуда компонентов Р130 в затылочных и височных и N150 в лобных отведениях выше при маскировке неконгруэнтными изображениями, что, возможно, отражает более эффективное разделение значимой и незначимой информации на этапе перцептивного анализа. Эффект уровня категоризации проявлялся в передне-центральных областях. Амплитуда поздней позитивности (LP, латентность около 400 мс) в центральных отведениях выше при суперординатном уровне, а амплитуда фронтальной Р300 — ниже. Полученные данные указывают на важную роль переднеассоциативных областей в задаче категоризации изображений и изменение их активности на поздних этапах переработки в зависимости от ее уровня (базовый или суперординатный). В проекционных областях эффект категоризации проявляется очень рано, определяя характер перцептивного анализа стимула.

  4. А.Б. Кушнир, Михайлова Е.С., Н.Ю. Герасименко
    Взаимосвязь стратегий навигационного поведения и ориентационной чувствительности. Половые различия

    Аннотация. Известно, что на ориентирование в пространстве влияет множество факторов, как физиологических, так и социальных. Под их влиянием формируются различные стратегии навигационного поведения. В литературе выделяют два основных типа стратегий навигационного поведения, различающихся принципом кодирования пространственной информации, — аллоцентрический, который использует глобальные и метрические характеристики местности, и эгоцентрический, опирающийся на запоминание положения ближних топографических ориентиров относительно самого субъекта. В настоящей работе исследовали связь этих стратегий с распознаванием базовых ориентаций, которое оценивали в модели рабочей памяти (РП) на ориентацию (2 шага назад) по показателям времени реакции (ВР) и точности ответа у 38 здоровых испытуемых. Показано, что психофизические характеристики выполнения задачи РП на ориентации статистически достоверно связаны с оценками стратегий навигационного поведения. Высокие оценки использования стратегии «ориентирования», относящейся к аллоцентрическим, соответствуют более быстрому и точному выполнению задачи на РП. Напротив, при высоких оценках эгоцентрической стратегии «маршрута» ВР выполнения задачи на РП на ориентации больше, а точность ниже. Важно, что эта зависимость четко проявлялась только в группе мужчин и описывалась регрессионной зависимостью. Полученные данные свидетельствуют о важном вкладе ориентационной чувствительности в аллоцентрическую стратегию навигационного поведения.

  5. А.А. Корнеев, А.М. Букинич, Е.Ю. Матвеева, Т.В. Ахутина
    Структурный анализ показателей нейродинамических и управляющих функций на материале комплексного нейропсихологического обследования

    Аннотация. Работа посвящена анализу структуры показателей, получаемых в результате нейропсихологического обследования старших дошкольников и младших школьников. В частности, проверяется возможность статистически обоснованного разделения показателей нейропсихологической и компьютерной диагностики на параметры, отражающие состояние управляющих функций и нейродинамических показателей психической деятельности. Испытуемыми выступили дети 6–9 лет, не имеющие диагностированных нарушений развития (N = 175). Были оценены несколько факторных моделей, допускающих разную степень дифференциации показателей в зависимости от принадлежности к разным группам функций. В результате наилучшие оценки получила модель, включающая в себя три фактора: управляющие функции, гиперактивность-импульсивность и замедленность. Данные факторы выступили основанием для расчета интегральных показателей трех групп функций и последующего кластерного анализа, в результате которого выделено четыре группы испытуемых: со склонностью к гиперактивности-импульсивности, со склонностью к замедленности, с относительной слабостью программирования и контроля, а также группа без каких-либо наблюдаемых дефицитов функций. Сопоставление данных кластеров по внешним, не вошедшим в анализ независимым параметрам, показало связанные с характеристикой групп статистические тенденции, а также в ряде случаев значимые и ожидаемые различия между кластерами.

  6. А.Д. Фомичева, С.Н. Бурмистров, А.Ю. Агафонов
    Возможно ли обнаружение закономерностей в структуре подпороговой информации?

    Аннотация. В исследовании проверялась возможность имплицитного усвоения последовательности подпороговых стимулов. Испытуемые решали задачу сравнения количества двух видов символов (крестиков и ноликов), одновременно предъявленных на экране. Демонстрировалось от 40 до 158 символов. Время каждой экспозиции — 2 секунды. При этом во всех случаях предъявлялось одинаковое количество символов каждого вида, то есть отсутствовал объективно правильный вариант ответа. Перед каждым изображением на 30 мс демонстрировался прайм (крестик либо нолик) с последующей зрительной маскировкой. Порядок предъявления праймов определялся простой повторяющейся последовательностью, состоящей из шести элементов. После основной части процедуры проводилось постэкспериментальное интервью, нацеленное на установление фактов использования прайм-стимулов и экспликации последовательности. Результаты не выявили влияния праймов на решение целевой задачи. Это, в свою очередь, не позволило обнаружить эффект усвоения последовательности подпороговых стимулов. Постэкспериментальное интервью и тестирование показали, что в отсутствие объективных оснований для выбора ответа испытуемые генерируют собственные стратегии решения задач. Выдвинуто предположение, что полученный результат вызван использованием испытуемыми сознательных стратегий выполнения задания.

  7. Д.А. Виницкий, Г.Я. Меньшикова, А.А. Сергеев, А.А. Кисельников
    Субъективные цвето-эмоциональные пространства имеют близкую структуру на перцептивном и семантическом уровне

    Аннотация. В соответствии с идеями Е.Н. Соколова, субъективные различия между стимулами на семантическом и перцептивном уровне определяются единым механизмом, из чего следует высокий уровень сходства соответствующих субъективных пространств. В предыдущей работе нами было построено четырёхмерное сферическое цвето-эмоциональное пространство на семантическом уровне. Чтобы показать структурную близость, мы провели психофизический эксперимент, в котором респонденты сравнивали цветовые оттенки и лицевые экспрессии эмоций. Далее матрица различий между стимулами была обработана методом многомерного шкалирования. Мы получили четырёхмерные сферические пространства для цвето-цветовых, эмоционально-эмоциональных и цвето-эмоциональных связей в единой метрике. Структура и содержательная интерпретация осей перцептивного пространства хорошо согласовывается с семантическим пространством. Формально структурная близость продемонстрирована с помощью высокого коэффициента корреляции между матрицами различий на семантическом и перцептивном уровне (r = .76, p < .001). Таким образом, мы показали высокую степень структурной близости цвето-эмоциональных связей на уровне первой и второй сигнальной системы, что говорит в пользу концепции Е.Н. Соколова.

  8. Е.В. Орехова, В.О. Манюхина, И.А. Галюта, А.О. Прокофьев, К.А. Фадеев, J. Schneiderman, Т.А. Строганова
    Early visual cortex is implicated in atypical motion processing in autism: evidence from MEG gamma oscillations

    Abstract. Background: Abnormal neural inhibition may explain a range of sensory processing differences in autism spectrum disorders (ASD). In particular, the impaired ability of people with ASD to discriminate the motion direction of small-size objects and their reduced perceptual suppression of background-like visual motion may stem from impaired surround inhibition within the primary visual cortex (V1) and/or its top-down modulation by higher-tier cortical areas. Here, we aimed to estimate the contribution of surround inhibition to the motion-processing deficit in ASD with magnetoencephalography (MEG).

    Methods: Data was collected in boys with ASD and in typically developing (TD) boys aged 7-15 years. А psychophysical task involved motion direction discriminations of large and small high-contrast vertical gratings. We used MEG to assess a putative index of surround inhibition – the suppression of the visual gamma response (GR) at a high drift rate of a large high-contrast grating.

    Results: The GR suppression in V1 was reduced in children with ASD, while their ability to detect direction of motion was compromised only for small stimuli. In TD children, the GR suppression directly correlated with perceptual suppression caused by increasing stimulus size, thus suggesting the role of top-down modulations of V1 excitability. In children with ASD, weaker GR suppression was uniquely associated with poor directional sensitivity to the small stimuli.

    Discussion: These results favor the hypothesis that poor motion direction sensitivity in ASD is associated with a local inhibitory deficit in V1, rather than with deteriorated top-down modulations of V1 surround inhibition from the higher-tier cortical areas.

  9. В.О. Манюхина, Е.Н. Ростовцева, А.О. Прокофьев, Т.С. Обухова, Дж.Ф. Шнейдерман, Т.А. Строганова, Е.В. Орехова
    Модуляция магнитоэнцефалографических гамма осцилляций в зрительной коре у здоровых людей связана с чувствительностью к сенсорным стимулам

    Аннотация. Некоторые люди проявляют повышенную чувствительность к сенсорным стимулам в окружающей среде. Такая гиперчувствительность может быть следствием повышенной возбудимости сенсорных областей коры больших полушарий. Повышенный уровень возбуждения в коре и связанная с ним гиперчувствительность характерны для ряда психических заболеваний и нарушений развития. Учитывая связь между нервной возбудимостью и сенсорной чувствительностью, нейронные корреляты повышенной сенсорной чувствительности являются потенциально полезными неинвазивными биомаркерами соотношения возбуждения/торможения в мозге. Гамма осцилляции (30–120 Гц) отражают локальные взаимодействия возбуждающих и тормозных нейронов и чувствительны к балансу их активности. Гамма колебания наиболее выражены в зрительной коре в ответ на предъявление больших высококонтрастных движущихся решеток, но их мощность снижается с увеличением скорости движения. В предыдущем исследовании мы обнаружили, что как у мужчин с аутизмом, так и у «нейротипичных» мужчин сила этого «гамма подавления» связана с сенсорной чувствительностью (Orekhova et al., 2019). В данной работе мы нашли аналогичную корреляцию у женщин. Результаты нашего исследования свидетельствуют о гендерной неспецифичности обнаруженного феномена и согласуются с гипотезой о том, что относительные изменения мощности гамма осцилляций несут информацию о регуляции уровня возбуждения/торможения в зрительной коре.

  10. И.И. Шошина, В.А. Манасевич
    Контрастная чувствительность как маркер нейрокогнитивного дефицита при эпилепсии

    Аннотация. В современной нейрофизиологии уделяется большое внимание исследованиям, посвящённым магно- и парвоцеллюлярному путям обработки зрительной информации. Изучение характера взаимодействия этих нейронных структур помогает не только понять, как происходит обработка визуальной информации в человеческом мозге, но и предсказать широкий спектр нарушений его функционального состояния, от преходящего нейрокогнитивного дефицита при профессиональном выгорании, до серьёзных психиатрических расстройств, как шизофрения (Шошина, Шелепин, 2016). Нахождение коррелятов между нейрокогнитивным дефицитом и нейрофизиологическими данными имеет огромное значение в рамках проблемы дифференциальной диагностики психических и неврологических заболеваний аппаратными методами.

    В рамках данной проблемы представляется перспективным изучение эпилепсии, имеющей большое количество проявлений в виде нарушений как в чисто неврологическом, так и в нейрокогнитивном поле.

    Цель исследования – выявление особенностей взаимодействия магно- и парвоцеллюлярных нейронных сетей при эпилепсии и сопоставление этих особенностей с нейрокогнитивным профилем больных эпилепсией.

    Для данной работы была выбрана методика, позволяющая оценить взаимодействие магно- и парвоцеллюлярного путей, – визоконтрастометрия. Метод основан на регистрации контрастной чувствительности в разных диапазонах пространственных частот. Магноцеллюлярная система более специфична к восприятию низких пространственных частот, обеспечивая глобальный анализ зрительного поля. Парвоцеллюлярная система, напротив, более восприимчива к высоким пространственным частотам и обеспечивает локальный анализ информации.

    Контрастную чувствительность определяли в пороговом (метод лестницы, обнаружение) и надпороговом режиме (метод настройки, сравнение). Это позволило оценить характер взаимодействия систем на раннем и более высоком уровне восприятия.

    Особенности когнитивного профиля больных эпилепсией оценивали с помощью батареи классических методик диагностики памяти, внимания, мышления, зрительного гнозиса.

    Визоконтрастометрические данные показывают, что у больных эпилепсией с лёгким когнитивным расстройством (G40 и F06.7 по МКБ10) на раннем этапе обработки информации наблюдается снижение чувствительности обеих систем, на более позднем высокоуровневом этапе восприятия - при дисфункции магноцеллюлярной системы, функция парвоцеллюлярной системы нормализуется, соответственно, баланс в их взаимодействии смещается в сторону активности парвоцеллюлярной системы.

    Сопоставление результатов визоконтрастометрии с результатами когнитивных тестов показало следующее: (1) cуществует связь между снижением функции магноцеллюлярной системы и ухудшением внимания, восприятия общего образа фигуры, а также преимущественным замедлением реакций при выполнении заданий; (2) персеверации, улучшение точности и детализации при копировании фигуры, увеличение беглости речевых ассоциаций и улучшение некоторых показателей памяти связаны с активацией парвоцеллюлярной системы; (3) процессы интерференции при кодировании и извлечении информации, а также общее снижение функции памяти связано с рассогласованием работы магно- и парвоцеллюлярной систем.

  11. V.J. Karpinskaya, V.A. Lyakhovetskii, T. Hutcheon, A.R. Dotdaeva
    Preschooler’s Motor and Verbal Estimation of Visual Illusions

    Abstract. Research on visual perception is difficult to qualify without tasks addressing the perception of illusions. It is known that the magnitude of visual illusions changes with age, which is presumably associated with uneven maturation of the ventral and dorsal subsystems of visual perception. This article presents the results of an experimental comparison of the verbal and motor estimations of Müller-Lyer and Ponzo visual illusions in preschool children and adults. The results demonstrated that in the verbal assessment, illusions are observed in both adults and children, although they are more pronounced in preschoolers. It was shown that greater maturity of the ventral system in relation to the dorsal one leads to an increase in the strength of illusions in children. The motor estimation revealed that its stable differences from the verbal one can be considered as starting from the later preschool age.

  12. А.Н. Пучкова, А.А. Берлин Хенис, М.Ю. Лебедева, А.Н. Лапошина
    Проявление уровня сформированности читательских навыков и эффектов длины и частотности слова в окуломоторной активности при чтении учебных текстов младшими школьниками

    Аннотация. Представлены результаты исследования связи лингвистических характеристик текста и глазодвигательных параметров при чтении учебных текстов школьниками младших классов. В исследовании приняли участие 53 ученика 1–3 классов московской школы. В качестве задания респондентам было предложено прочитать вслух 1 тренировочный и 3 основных текста и ответить на вопрос по тексту после прочтения. В качестве стимульного материала были использованы тексты из учебника русского языка 2–3 класса с сохранением оригинальной верстки. Получены результаты о различии в глазодвигательных параметрах между классами. От 1 к 3 классу наблюдалось уменьшение количества фиксаций и уменьшение их длительностей, при этом увеличивается амплитуда саккад, что может указывать на переход от сублексической к лексической стратегии чтения. Также были найдены связи глазодвигательного поведения и лингвистических характеристик текстов. При увеличении длины слова росло время прочтения и количество фиксаций, длительность фиксаций начинала уменьшаться, а также уменьшались амплитуды саккад. Подобные закономерности были выявлены при чтении низкочастотных слов. На длительность первой фиксации влияла только длина слова. Опираясь на полученные данные, мы можем говорить о значимом влиянии факторов частотности и длины слова на процесс чтения, несмотря на степень развития этого навыка.

  13. О.Д. Веденина, Н.С. Ладинская, А.А. Лопухина, К.В. Барцева, С.М. Гольдина, Н.С. Здорова, А.В. Каприелова, В.Н. Староверова, О.В. Драгой
    Влияние факторов речевого развития на формирование навыков чтения у русскоязычных детей

    Аннотация. На материале английского языка было доказано, что раннее речевое развитие влияет на успешность усвоения навыков чтения. В данной работе исследуется влияние следующих факторов на усвоение навыков чтения русскоязычными детьми: возраст начала формирования речи, возраст начала самостоятельного чтения, раннее изучение второго языка, личная мотивация ребенка к чтению. В исследовании приняли участие 72 ребенка в возрасте 7—12 лет. Скорость чтения участников была измерена при помощи «Стандартизированной методики исследования навыка чтения»‎, а родители участников заполнили анкету с вопросами о лингвистическом и читательском опыте ребенка. Результаты показали, что более раннее начало помогает более быстрому чтению, а саморегуляция в чтении является важным фактором для успешного усвоения этого навыка. Кроме того, мы обнаружили, что раннее усвоение иностранного языка не является преимуществом в формировании навыка чтения.

  14. Е.Г. Хозе, И.А. Басюл, Е.А. Лупенко, М.В. Юрьева, М.М. Маринова
    Оценка уровня понимания вербальных обозначений базовых эмоций детьми младшего школьного возраста

    Аннотация. В данной работе представлены результаты исследования выполняемого в ходе подготовки визуального стимульного материала для работы с эмоциональной сферой детей младшего и среднего школьного возраста. На данном этапе исследовалась степень понимания вербальных обозначений базовых эмоций. Проведено сравнение оценок по шкалам семантического дифференциала детской и взрослой выборок. Показано, что оценки вербальных обозначений базовых эмоций детьми и взрослыми могут оцениваться в терминах как сходных, так и полярных понятий, но в 72 % случаев совпадают. Отличия в оценках вербальных обозначений между взрослой и детской выборками, за редким исключением (только «удивление»), заключается в том, что взрослые оценивают их значимо более выраженными. Показано, что уровень понимания вербальных обозначений базовых эмоций детьми младшего школьного возраста достаточно высок, а разработанные шкалы семантического дифференциала могут быть использованы для оценки emoji-экспрессий эмоций и сравнения с оценками вербальных обозначений. Высокие корреляции будут свидетельствовать о том, что подготовленные emoji-экспрессии передают признаки базовых эмоций и могут быть использованы в работе с детьми.

  15. М.А. Фомина, Т.В. Ахутина, Е.Ю. Матвеева, А.А. Корнеев
    Возрастная динамика при выполнении методики на слухоречевую память у детей 7–10 лет

    Аннотация. Исследовался вопрос об особенностях слухоречевой памяти у младших школьников. Для оценки слухоречевой памяти использовалась проба на запоминание групп слов. Анализировалось непроизвольное и произвольное удержание слухоречевой информации, а также отсроченное воспроизведение. Выборку составили дети в возрасте от 7 до 10 лет, обучающиеся в 1, 2 или 3 классе и не имеющие диагностированных нарушений развития (N = 204). Оценивались параметры продуктивности и ошибок. Продуктивность значительно увеличивается с 1 по 2 и 3 класс, существенной разницы между 2 и 3 классами нет. Анализ продуктивности первого, второго и третьего воспроизведения позволил разделить детей на 6 групп: (1) с высокой продуктивностью и равномерным ростом, (2) высокой продуктивностью и резким ростом, (3) со средней продуктивностью и равномерным ростом, (4) со средней продуктивностью и с небольшим приращением, (5) со снижением результатов, (6) с низкими показателями продуктивности. Данные группы соответствуют выделенным ранее профилям запоминания (Корнеев и др., 2020).

  16. М.Ю. Монина, М.П. Жердева, Т.Н. Котова, А.А. Котов
    Тренировка вербализации частей объекта улучшает осознание правил, но не научение им у детей 6–8 лет

    Аннотация. В недавних исследованиях было показано, что легкость называния частей объекта (например, названия цвета частей) помогает научению новым категориям (Zettersten, Lupyan, 2018). В нашем исследовании мы проверили, с какого возраста можно обнаружить данный эффект; это представляет интерес в связи с тем, что эффект предполагает использование в ходе решения задачи внутренней речи, а дети до 8 лет ограничены в этой способности (Alderson-Day & Fernyhough 2015). Мы адаптировали задание для детей от 6 до 8 лет и дополнили его набором вопросов на осознание найденного правила. В первом эксперименте (N = 49) мы обнаружили, что дети 6–8 могут найти правило, но успешность их научения не отличается в условии с хорошо и плохо называемыми цветами. Также дети не могли осознать (вербально описать) найденное правило. Во втором эксперименте (N = 48) мы использовали лишь хорошо называемые цвета, при этом дети разделялись на группу тех, кто перед научением тренировался использовать устную речь для запоминания другого набора цветов, и тех, кто выполнял это задание молча. Мы обнаружили, что такая тренировка вербализации не привела к повышению успешности научения новым правилам. Однако дети из условия с вербализацией значимо чаще могли правильно описать найденное правило. Мы предполагаем, что у детей 6–8 лет в отличие от взрослых эффект вербализации связан в первую очередь с осознанием результата научения, а не его успешностью.

  17. Е.Н. Лихоманова, А.В. Ковалева
    Особенности некоторых управляющих функций и слухомоторной синхронизации у детей, перенесших лечение по поводу опухоли задней черепной ямки

    Аннотация. Некоторые когнитивные функции, в том числе и самого высокого уровня, так называемые управляющие функции, задействованы в процессах тайминга, способности к восприятию и воспроизведению временны́х интервалов, которую можно оценить по качеству слухомоторной синхронизации. Важной структурой головного мозга, связанной с этими процессами, является мозжечок. При его поражении нарушаются как сенсомоторные, так и когнитивные функции. В данной работе проведено исследование особенностей показателей рабочей памяти и слухомоторной синхронизации у детей, перенесших лечение по поводу опухоли задней черепной ямки (ЗЧЯ), в сравнении с неврологически здоровыми детьми контрольной группы. Оценивались различные показатели зрительной пространственной памяти при помощи кембриджской батареи когнитивных тестов (CANTAB), а также точность и устойчивость удержания ритмов заданной частоты в заданиях на слухомоторную синхронизацию. Результаты показали, что дети из группы ЗЧЯ отличались более низкими показателями слухомоторной синхронизации (большей вариабельностью интервалов между ударами и меньшей точностью) при удержании всех ритмов, кроме ритмов с частотой 60 и 90 уд/мин. Эти ритмы удерживались в равной степени устойчиво и точно детьми из обеих групп. Некоторые показатели по тестам на память также не различались статистически значимо между группами, тем не менее, длина последовательности удерживаемых стимулов в группе ЗЧЯ была значимо короче, а латентное время правильного ответа в тесте на узнавание зрительных паттернов значимо больше по сравнению с детьми контрольной группы.

  18. А.А. Хлебникова, Б.Б. Величковский, И.Ф. Рощина, Н.Д. Селезнева, С.И. Гаврилова, Е.В. Пономарева
    A conditionally general executive deficit in mild cognitive impairment

  19. M.A. Nazarova, A.S. Asmolova, E.O. Ivanina, M.M. Makarova, P.A. Novikov, М.L. Reshetnikov, V.V. Nikulin
    Multi-Muscle TMS Mapping for the Assessment of Motor Cortex Reorganization during Hand Motor Skill Acquisition

    Abstract. Despite the fact that the motor cortex remains one of the most studied cortical areas in the human brain, not much is known about the delicate orchestration of neuronal activity in the neighboring cortical areas following motor training and motor recovery. MRI-navigated transcranial magnetic stimulation (TMS) is a promising tool to address this topic. Recently we have shown that it is possible to reliably trace interactions among motor cortical representations (MCRs) of different hand muscles using TMS motor mapping, demonstrating that the overlaps among different muscle MCRs are highly reliable. Using this approach in the present study, we investigate how the interactions among different upper limb muscle MCRs change after a fine finger movement EMG-based training. We hypothesized that the overlaps between muscles, which are trained to be contracted independently, would decrease, while the overlap between the control muscles would not change. Our preliminary results from four healthy young volunteers demonstrate that, indeed, the overlaps between muscles trained to act independently (abductor pollicis brevis and abductor digiti minimi) became smaller compared to the control intrinsic and extrinsic hand muscles (EDC, FDI).

  20. Е.Д. Каримова, С.Е. Буркитбаев, Ф.К. Ридер, Н.Н. Лебедева
    Особенности реакции сенсомоторного ритма пациентов с височной эпилепсией при выполнении моторных задач

    Аннотация. Многочисленные исследования указывают на то, что при наблюдении и имитации моторных жестов снижение сенсомоторного мю-ритма в центральных областях скальпа отражает степень активности зеркальной системы мозга (ЗСМ), которая обеспечивает восприятие невербальных сигналов во время социального взаимодействия. Доказательство существования ЗСМ у человека и последующие инвазивные исследования её свойств проводились на пациентах с эпилепсией, при этом возможные нарушения работы ЗСМ у пациентов данной группы не принимались во внимание. В данной работе проводился анализ реакций сенсомоторного ритма при наблюдении, представлении и выполнении различных моторных жестов у пациентов с височной эпилепсией и у контрольной группы. Было обнаружено, что снижение сенсомоторного ритма у пациентов с эпилепсией более выражено, чем у контрольной группы, в особенности у пациентов с высокой частотой приступов, что может отражать гиперактивацию ЗСМ при социальных контактах. Отдельный анализ группы пациентов, перенёсших в прошлом оперативное удаление эпилептического очага, выявил нефизиологическое повышение сенсомоторного ритма при выполнении моторного акта.

  21. Э.С. Цигеман, М.В. Лиханов, Ю.В. Ковас
    Перцептивная сложность шрифта как метод повышения образовательных результатов

    Аннотация. В ряде исследований показан положительный эффект перцептивно сложного шрифта на запоминание информации по сравнению с простым шрифтом (Alter et al., 2007; Diemand-Yauman, Oppenheimer & Vaughan, 2011; French et al., 2013; Eitel et al., 2014); однако в других исследованиях эффект отсутствует (Yue, Castel & Bjork, 2013; Rummer, Schweppe & Schwede, 2016; Taylor et al., 2020; Geller, Davis & Peterson, 2020), включая два мета-анализа (Meyer et al., 2015; Xie, Zhou & Liu, 2018). Причины разногласий в литературе недостаточно изучены. Мы провели два эксперимента для изучения влияния следующих факторов на эффект желательной сложности: 1) условий эксперимента (отложенная vs. немедленная проверка знаний); и 2) индивидуальных характеристик, учащихся в проявлении эффекта (кратковременная вербальная память и тестовая тревожность).

    В Эксперименте 1 приняли участие 203 школьника от 7 до 14 лет (M возраст = 10.1, SD = 1.81); в Эксперименте 2 - 141 учащийся школ и ВУЗов от 15 до 23 лет (M возраст = 18.8, SD = 1.98). Средний возраст участников экспериментальной и контрольной групп не отличался в обоих экспериментах. Участникам предлагалось прочитать текст на русском языке (Эксп. 1) или пары слов на английском языке (Эксп. 2). Тексты для Эксп. 1 были представлены в простом шрифте Times New Roman (Pieger, Mengelkamp & Bannert, 2016), сложном шрифте Monotype Corsiva (Diemand-Yauman, Oppenheimer & Vaughan, 2011). Дополнительно добавлено смешанное условие (сочетание Times New Roman и Monotype Corsiva) для проверки гипотезы о том, что эффект проявляется только в том случае, если учащийся видит простой и сложный шрифт в одном тексте (Yue, Castel & Bjork, 2013). Текст сопровождался одной из инструкций, одна из которых информирует участников о последующей проверке знаний, а другая не информирует. В Эксп. 2 пары слов были представлены в простом Arial (Diemand-Yauman, Oppenheimer & Vaughan, 2011) или сложном шрифте Sans Forgetica (Eskenazi & Nix, 2021). Дополнительно добавлено условие с жирным шрифтом Arial bold, чтобы сравнить эффект выделения информации перцептивно сложным шрифтом с более привычным для учащихся способом выделения информации (Geller, Davis and Peterson, 2020). Всем участникам также предлагалось выполнить тест на кратковременную вербальную память (КВВП; аналог Recognition memory test for words из Smirni et al., 2018) и заполнить опросник тестовой тревоги (Spielberger and Gonzalez, 1980). После этого проводилась немедленная проверка запоминания (Эксп. 1: оценивалось количество правильных ответов на открытые вопросы и задания с выбором ответа (максимум 20); Эксп. 2: оценивалось количество правильно восстановленных пар по первому слову из пары (максимум 40) и опрос о субъективных оценках сложности и удовольствия от выполнения заданий (по шкале от 1 до 5). Через две недели с помощью тех же заданий была проведена отложенная проверка запоминания.

    Результаты обоих экспериментов указывают на отсутствие эффекта перцептивно сложного шрифта на запоминание информации; также отсутствует взаимодействие эффекта шрифта с индивидуальными характеристиками учащихся (КВВП и тестовой тревогой) и с условиями проверки знаний. Отсутствие эффекта перцептивно сложного шрифта и взаимодействий с другими переменными может частично объясняться незначимыми различиями в субъективных оценках сложности и удовольствия от выполнения заданий между экспериментальными и контрольными группами. В Эксп. 1 количество правильных ответов на вопросы по тексту увеличивалось (η2p = .065) при отложенной проверке знаний (M = 8.53, SE = 0.47) по сравнению с немедленной (M = 7.62, SE = 0.39). Также обнаружено взаимодействие между временем проверки знаний и инструкцией (η2p = .067): участники, которые не были информированы о предстоящей проверке знаний, дали меньше правильных ответов при немедленной проверке знаний (M = 6.83, SE = 0.56) по сравнению с отложенной проверкой (M = 9.13, SE = 0.68); в группе, которую информировали о проверке знаний, такого эффекта не обнаружено. Дополнительно показано взаимодействие между временем проверки знаний и тестовой тревогой (η2p = .064): тестовая тревога предсказывает количество правильных ответов при немедленной проверке знаний (β = –.313), но не при отложенной. В Эксп. 2 обнаружено взаимодействие между временем проверки знаний и кратковременной вербальной памятью (η2p = .086): КВВП предсказывает количество правильных ответов как при немедленной проверке знаний (β = .385), так и при отложенной (β = .211).

    Дальнейшие исследования должны включать анализ влияния других когнитивных и не-когнитивных характеристик учащихся (рабочей памяти, мотивации), а также условий проведения проверки знаний.

  22. С.В. Алексеева, В.И. Зубов
    Регистрация движения глаз при чтении текста на бумаге: роль шрифта LexiaD

    Аннотация. Недавно для русского языка был разработан специальный шрифт для людей, испытывающих проблемы с чтением (дислексия) (Alexeeva et al., 2020). Для детей младшего школьного возраста он доказал свою эффективность, однако у подростков преимуществом обладал шрифт Arial (Alexeeva, Zubov, 2020). В данной работе проверяются две возможные причины преимущества Arial: привычность или особенности устройства. Для этого шрифт LexiaD сравнивается с Times New Roman (другой привычный шрифт) и Roboto (шрифт, похожий на Arial, но менее привычный) при чтении про себя текстов, распечатанных на бумаге. Используется регистрация движений глаз при помощи мобильного трекера (очков). Не обнаружено статистически значимой разницы в скорости чтения между исследуемыми шрифтами, однако для шрифта Times New Roman обнаружено значимо меньше фиксаций глаз на словах, чем для LexiaD. Эта закономерность показывает, что привычный шрифт Times New Roman обладает некоторым преимуществом перед LexiaD. Таким образом, можно предполагать, что привычные шрифты, такие как Times New Roman и Arial, более эффективны для подростков, чем новый шрифт LexiaD. Требуется лонгитюдное исследование шрифта LexiaD для того, чтобы проверить, как он себя поведет, когда станет более привычным для читающих.

  23. С.В. Дорофеева, И.Ю. Гринько, Т.Д. Перевощикова, О.В. Драгой
    Разработка тестов на чтение слов и псевдослов для оценки навыков чтения у русскоговорящих детей

    Аннотация. В рамках настоящего проекта была разработана новая батарея тестов для оценки навыков чтения на русском языке, предназначенная для использования в исследовательских целях и для тестирования в школах. Батарея опирается на опыт широко использующихся в мировой практике инструментов оценки эффективности освоения навыков чтения и включает в себя отдельные тесты на чтение слов и псевдослов, а также их параллельные версии для повторного тестирования. Материалы для этих тестов были подготовлены с учетом релевантных лингвистических и психолингвистических параметров. В рамках первого сбора данных с применением новой батареи были протестированы 90 типично развивающихся школьников в возрасте от 7 до 11 лет. Дополнительно у всех участвовавших в исследовании детей проводилась оценка навыков чтения на уровне текста с помощью Стандартизированной методики исследования навыков чтения (СМИНЧ). В работе мы приводим описание структуры новых тестов, результаты сравнения параллельных версий тестов на чтение слов и псевдослов, а также результаты корреляционного анализа скорости чтения детей при использовании СМИНЧ и при использовании разработанных нами тестов.

  24. М.Ю. Каверина, Е.В. Гаврилова, М.В. Галкин, О.А. Кроткова, Е.В. Ениколопова
    Диссоциация ошибок забывания и ложного узнавания лиц при унилатеральной лучевой терапии

    Аннотация. В рамках Проекта по изучению влияний на когнитивные процессы лучевого лечения опухолевых и метастатических заболеваний мозга проводилось наблюдение за выборкой пациентов с внемозговыми опухолями хиазмально-селлярной области, при которых облучению в основном подвергается полушарие на стороне расположения опухоли. Группы пациентов с левосторонним (9 человек) и правосторонним (10 человек) расположением патологического процесса для участия в исследовании подбирались таким образом, чтобы быть сопоставимыми по тяжести неврологической симптоматики, объему опухоли, её воздействию на прилегающие структуры мозга, дозам облучения. Также группы не различались по демографическим признакам и образовательному уровню. Все больные были правшами. В работе рассматриваются результаты одного из проводившихся заданий, продемонстрировавшего двойную диссоциацию ошибок. Через шесть месяцев после лучевого лечения в субтесте Векслера «Память на лица» в группе с левосторонним расположением опухоли уменьшилось число ошибок ложного узнавания, а в группе с правосторонним патологическим процессом в том же тесте значимо регрессировали ошибки забывания. Такие диссоциации позволяют рассматривать гипотезу о положительном изменении ряда параметров мнестической функции за счет улучшения функционального состояния полушария, не являвшегося мишенью радиационного воздействия.

14:15–16:45. Секция 5.

Восприятие. Воображение. Движения глаз. Методы нейронауки. Нейропсихология. Клинические аспекты. Когнитивное развитие. Модель психического. Виртуальная реальность.

Время размещения постеров: 14:10

Время снятия постеров: 16:45

Время обязательного присутствия докладчиков:

  • у нечетных стендов 14:15—15:30,
  • у четных стендов 15:30—16:45.

  1. И.С. Поликанова, С.В. Леонов, Н.И. Булаева, П.Ю. Сухочев, Г.С. Бугрий, А.П. Кручинина, В.А. Чертополохов
    Разработка VR технологии (VRPACE) для тренировки и диагностики уровня мастерства хоккеистов

    Аннотация. Аннотация. Целью исследования была разработка технологии VRPACE (VR Technology for training Puck hitting And hoСkey skill Effectiveness) с использованием виртуальной реальности, направленной на тренировку и диагностику уровня мастерства хоккеиста за счет отражения шайб в условиях разного уровня сложности.

    Была разработана имитационная виртуальная среда (ВС), моделирующая хоккейную площадку (ледовая арена в Сочи) и задающая 4 уровня сложности предъявления шайб. Сложность определялась расстоянием до шайб (18, 12 и 6 м), их скоростью (60-170 км/ч), а также их количеством (1 или 2 шайбы).

    ВС отображает окружение с позиции хоккеиста, находящегося на линии ворот. Испытуемый от первого лица видит тело своего виртуального аватара, держа в руках клюшку (клюшка в виртуальной среде совпадает с клюшкой в реальности). Экипировка хоккеиста соответствует полевому игроку, поскольку основная цель исследования направлена на тренировку и совершенствование мастерства именно полевых хоккеистов. Других игроков на площадке нет.

    VRPACE позволяет регистрировтаь комплекс параметров, отражающих изменения углов в коленном и тазобедренном суставах, перемещения клюшки, скорость реагирования на предъявление шайб, а также отбитые и пропущенные шайбы.

    Испытуемые. В целях апробации технологии было проведено исследование, в котором приняли участие 22 испытуемых (средний возраст — 20 +/- 2,3 года; 100% муж.), в том числе 13 хоккеистов и 9 испытуемых не хоккеистов, но занимающиеся спортом. Профессиональный уровень оценивался по количеству лет стажа (14,18 +/- 3,8 лет) и по наличию разрядов (3 юн.р. до КМС).

    Результаты исследования показали, что уровень мастерства хоккеиста определяется сформированностью комплекса параметров, включающих пространственные, временные, технико-тактические способности. Это проявляется в автоматизации ряда навыков, а также оптимизации двигательных откликов: 1) более высокой и стабильной амплитудой движений на всем интервале наблюдений, а также минимизацией лишних движений; 2) более высокой скоростью реагирования на более сложные шайбы в ситуацияях, приближенных к реальной игре; 3) концентрацией внимания на значимых сигналах и антиципацией полета шайб.

    Таким образом, VRPACE позволяет проводить комплексный анализ двигательной активности атлетов, включающий оценку зрительно-моторных реакций, сохранение позы (на основе анализа среднеквадратичных отклонений изменения углов в суставах), анализ двигательного реагирования в ответ на предъявление шайбы и/или предупреждающих стимулов.

  2. А.П. Горюшкина, А.И. Ковалев
    Оценка надежности деятельности оператора с применением технологии виртуальной реальности

    Аннотация. Одной из важных задач когнитивной эргономики и инженерной психологии в настоящее время является изучение феномена надежности профессиональной деятельности субъекта труда. Несмотря на значительное число исследований в данной области, до сих пор является нерешенной задача прогнозирования надежности деятельности конкретного субъекта труда на основании выделенных поведенческих, психологических и физиологических параметров. Данная работа содержит результаты эксперимента с использованием разработанной методики оценки надежности деятельности оператора с применением технологий виртуальной реальности. В качестве предикторов фиксировались скорость реакции, параметры концентрации внимания, нервно-психическая устойчивость человека и показатели сердечной активности при оценке адаптивных ресурсов в стрессовой ситуации. Было оценено влияние стрессовых факторов на деятельность оператора, путем рассмотрения изменения результативности деятельности и динамики показателей электрокардиографии. Обнаружены значимые различия в значениях частоты сердечных сокращений, вариабельности сердечного ритма и результативности деятельности в зависимости от условий выполнения деятельности в виртуальной реальности.

  3. М.С. Никитенко, И.В. Тарасова, О.А. Трубникова, И.Н. Кухарева, Д.С. Куприянова, А.С. Соснина, С.А. Кизилов, Е.С. Натура
    Апробация методики по оценке влияния виртуального рабочего информационного окружения на психофизиологическое состояние оператора

    Аннотация. Представлены результаты разработки и первичной апробации методики оценки психофизиологического состояния оператора при виртуализации рабочего информационного пространства в рамках многоэтапных исследований влияния виртуальной реальности (ВР) на пользователя. Комплексные проектные исследования направлены на создание программно-технических решений, оптимизирующих работу диспетчерско-операторских служб на основе применения иммерсионных технологий. Оценка влияния когнитивной нагрузки при погружении в ВР на психофизиологическое состояние оператора, наравне с созданием проекта виртуального окружения являются подзадачами исследований, результаты которых помогут сформулировать научно обоснованные рекомендации по психической эргономике виртуального рабочего пространства диспетчеров и операторов.

    По результатам апробации методики на выборке из десяти испытуемых после когнитивной нагрузки в условиях ВР с помощью методов психометрического тестирования (СЗМР, РГМ) и регистрации ЭЭГ выявлены как положительные, так и отрицательные изменения психофизиологического статуса. Показатель пространственного восприятия после пребывания в виртуальной среде улучшился, а снижение показателей (РГМ и распределение внимания) наблюдалось только при выполнении наиболее сложных заданий. Согласно полученным результатам, методика показала приемлемую субъективную трудность и переносимость виртуальной среды и может быть далее применена для целевых групп испытуемых.

  4. А.И. Косаченко, А.И. Котюсов, Д.А. Касанов, А. Гашкова, Ю.Г. Павлов
    Пупиллометрическое и электроэнцефалографическое исследование когнитивной перегрузки

    Аннотация. Введение. Целью этой работы стало разрешение противоречий между данными, полученными Peavler (1974) и Granholm et al. (1996) в задаче на запоминание рядов цифр разной длины (digit span task). Расхождение результатов наблюдалось в поведении зрачка по достижению испытуемыми когнитивной перегрузки: Peavler (1974) показал, что размер зрачка достигает асимптоты при нагрузке рабочей памяти 7 элементами, даже при предъявлении ряда из 13 цифр. Вместе с тем Granholm et al. (1996) обнаружили, что задача запоминания 13 цифр сопровождается резким уменьшением диаметра зрачка до размера, записанного в фоне (baseline) после достижения пика на уровне около 7 цифр. Цели: 1) Воспроизвести результаты обоих исследований диаметра зрачка; 2) В той же парадигме оценить влияние когнитивной перегрузки на электроэнцефалографические индексы когнитивной нагрузки: амплитуду Р300 и мощность среднелобного тета-ритма.

    Методы. Выборка составила 79 человек для анализа пупиллометрии и 65 человек для анализа ЭЭГ. Для регистрации диаметра зрачка использовался айтрекер Pupil Labs (120 Гц). Для записи ЭЭГ использовалась 64-канальная система с активными электродами ActiCHamp. Испытуемым аудиально предъявлялись ряды цифр из 5, 9 или 13 элементов с SOA 2 c, соответствующие низкому, среднему и высокому уровням нагрузки на память. В экспериментальном условии испытуемые должны были запомнить, а потом воспроизвести ряд без ошибок в правильном порядке – 108 проб. Контрольным условием были проба на простое слушание (54 пробы). Для оценки мощности ритмов ЭЭГ брались 2-секундные интервалы после предъявления каждой цифры. В качестве базового уровня диаметра зрачка использовался диаметр, зарегистрированный во время 2-секундного интервала, предшествующего предъявлению первой цифры.

    Результаты. Полученные нами результаты согласуются с результатами, представленными в работе Granholm et al.: в случае предъявления 13 цифр диаметр зрачка достигал пика на 8 цифре, а затем уменьшался до размера, соответствующему фону, до тех пор, пока испытуемый не был проинструктирован воспроизвести услышанный ряд.

    Амплитуда P300 уменьшалась при увеличении нагрузки на рабочую память вплоть до достижения минимального значения на уровне в 7 цифр и далее выходила на плато (эффект когнитивной нагрузки F(2, 111) = 11.92, p < 0.001, η2 = 0.16). Мощность тета-ритма увеличивались с увеличением нагрузки (F(2, 128) = 23.35, p < 0.001, η2 = 0.27) до достижения пика на уровне 7 цифр, а затем уменьшалась по аналогии с диаметром зрачка. Корреляция между тета-ритмом и диаметром зрачка составила 0.37 (p < 0.005). Средний диаметр зрачка значимо (rho = 0.33) коррелировал с успешностью запоминания. При этом значимых корреляций амплитуды P300 с другими физиологическими параметрами или продуктивностью памяти обнаружено не было.

    Выводы. Наши результаты демонстрируют диссоциацию между физиологическими коррелятами когнитивной нагрузки. Тета активность и диаметр зрачка снижают свое значение после достижения пика примерно на уровне в 7 цифр. При этом амплитуда P300 при достижении ожидаемого эффекта перегрузки выходит на плато.

  5. К.Э. Сайфулина, Г.Л. Козунова, В.А. Медведев, Б.В. Чернышев
    Два конфликта при принятии решений в гэмблинг-задаче: пупиллометрическое исследование

    Аннотация. В своем исследовании мы создали условия для реализации двух стратегий поведения — исследования и использования, — применив для этого гэмблинг-задачу с вероятностным подкреплением, где одна альтернатива приносила выигрыш чаще, чем другая (70% и 30%). Во время исследования мы регистрировали площадь зрачка. Испытуемым многократно предъявлялись пары стимулов, они выбирали один из них, нажимая на кнопку, и получали за выбор очки. Мы анализировали периоды эксперимента, в которых участники усвоили, какой из стимулов выгоднее. Невыгодные выборы мы считали проявлением стратегии исследования, а выгодные — стратегии использования. Мы обнаружили, что эффекты перехода к исследованию — а именно расширение зрачка относительно значения при стратегии использования — начинаются еще в предыдущей пробе за 450 мс до реакции и продолжаются до конца следующей. Можно предположить, что такое расширение зрачка связано с конфликтом между реакцией, которую диктует прагматическая модель, и противоречащей ей. Кроме того, мы обнаружили, что, если в предыдущей пробе был выигрыш, а испытуемый в следующей пробе переключился на другой стимул, зрачок также был расширен относительно значения без переключения. Этот результат можно понимать как проявление конфликта между выбранной реакцией и той, к которой толкает обратная связь.

  6. Д.Г. Чжао, А.Д. Московский, Е.В. Мельничук, Б.М. Величковский, С.Л. Шишкин
    Чем интересна ЭЭГ, регистрируемая при управлении роботизированной инвалидной коляской с помощью взгляда?

    Аннотация. При управлении инвалидной коляской с помощью взгляда пользователь в ответ на свои команды ожидает отклик в виде начала, изменения или окончания движения коляски и себя вместе с нею. Можно предположить, что электроэнцефалографические (ЭЭГ) маркеры ожидания отклика при этом будут более выраженными, чем при управлении компьютерной программой с помощью взгляда в стационарных условиях. Этот маркер мог бы помочь различать движения глаз, используемые для отдачи команд, и спонтанные движения глаз, которые могут вызывать ошибочные срабатывания управления коляской. Была разработана методика, позволяющая выявлять его в условиях зашумленности данных, характерных для регистрации ЭЭГ во время движения. У трех из четырех здоровых испытуемых, управлявших инвалидной коляской с помощью взгляда, удалось выявить компонент с пространственно-временными характеристиками, характерными для ранее описанного маркера. В случае подтверждения возможности применения маркера для определения намеренности подаваемых взглядом команд в дальнейших исследованиях станет возможно создание гибридного интерфейса глаз-мозг-компьютер, который, в сочетании с робототехнической поддержкой безопасности движения, позволит управлять коляской инвалидам с серьезными нарушениями моторной сферы. Эксперимент с инвалидной коляской может рассматриваться и как модель для изучения состояний ожидания в контексте осуществления ответственной деятельности: в нем можно наблюдать и ожидание кратковременных событий, для которого ЭЭГ-корреляты хорошо известны, и ожидание переходов от покоя к активным действиям, и ожидание обратных переходов.

  7. А. Котов, А. Филатов
    Воображение и модель психического: моделирование семантических областей для робота-компаньона

    Аннотация. В рамках когнитивной архитектуры робота-компаньона F-2 мы предлагаем механизм для моделирования некоторых особенностей воображения и модели психического (Theory of Mind). В этой архитектуре каждый входящий стимул (смысл входящего высказывание или событие, распознанное системой компьютерного зрения) получает свое семантическое представление — семантический фрейм. Далее все семантические фреймы обрабатываются с помощью механизма сценариев: сценарий с наиболее близкой посылкой активируется, чтобы передать на робота наиболее релевантную реакцию. Мы предполагаем, что сценарии с незначительной активацией следует рассматривать как альтернативные представления входящего события, и что эти представления могут быть распределены по альтернативным семантическим областям, таким как воображение (что может быть в этой ситуации?) или модель психического (что другой человек мог бы подумать в этой ситуации?). Для модели психического мы рассматриваем сценарии, в которых валентность «экспериенцера» присваивается другому человеку, а не субъекту (Я мог бы почувствовать это, если бы был на его месте). И если второстепенный сценарий представляет собой яркую альтернативу представлению ведущего сценария, то это альтернативное представление можно отнести к воображению. Таким образом, балансирование сценариев по активации позволяет предложить способ для конструирования некоторых сложных семантических областей в рамках автоматической когнитивной обработки.

  8. А.А. Студенова, В.В. Никулин
    Baseline Shift in Neuronal Oscillations and Its Implications for the Interpretation of Evoked Activity Obtained with EEG/MEG

    Abstract. Introduction. Electrophysiological recordings (EEG/MEG) provide two general types of macroscopic data for the investigation of large-scale neuronal activity: oscillations and evoked responses (ERs), which, for the most part, are considered to be separate phenomena. However, if neuronal oscillations have a non-zero mean, any modulation of oscillations’ amplitude results in the deflection in the frequency range of modulation. Therefore, a modulation of the non-zero mean alpha oscillations co-occurs with a deflection in the low-frequency range (Nikulin et al., 2007; Mazaheri and Jensen, 2008; Iemi et al., 2019). We refer to this phenomenon as a baseline-shift mechanism. This mechanism can contribute to the generation of late ER, such as P300, CNV, N400, RP. The baseline-shift mechanism can coexist with the additive mechanism where ERs are generated by the activation of neurons without the concurrent changes in oscillatory dynamics. In this study, we attempted to find further supporting evidence for the baseline-shift mechanism and the hypothesis of a non-zero mean for the alpha oscillations.

    Methods. We developed objectives beyond the ER paradigm to test the hypothesis. First, as a non-zero mean is a property of neurons, we examined a computational, biophysically realistic model of a small cortical patch that generates alpha oscillations - Human Neocortical Neurosolver (HNN; Neymotin et al., 2020). To understand the alterations in the mean, we varied the biophysical properties of neurons, such as synaptic conductances, channel densities, and intensity of incoming stimuli. Second, we analyzed rest EEG recordings (50 young and 40 old participants). We extracted oscillatory time courses with a high signal-to-noise ratio in the alpha band with Spatio-Spectral Decomposition (SSD; Nikulin, Nolte, & Curio, 2011) and quantified baseline-shifts of each time course with a baseline shift index (BSI; Nikulin, Linkenkaer-Hansen, Nolte, & Curio, 2010), a measure that determines how strong is the concordance between low-frequency time course and ongoing rhythm envelope (in this study, 0.1-3 Hz frequency range and the alpha rhythm). BSI can be computed as a slope of the linear regression or as a correlation coefficient. Additionally, we assessed how significantly the BSI is different from zero. Lastly, we employed simulations with simple oscillators to investigate the effects of spatial synchronization within a network.

    Results. We showed that various properties of neurons inevitably led to alpha oscillations having a non-zero mean. Oscillations produced by a biophysically plausible model, HNN, were shifted towards a positive non-zero value. Additionally, an increase or decrease in the parameters of the network caused changes in the mean of oscillations that corresponded to changes in the currents produced by neuronal activation. In real EEG data, we quantified baseline shifts associated with a non-zero mean with the BSI. Overall, 80% of participants had at least one SSD-derived time course with BSI that was significantly different from zero. Moreover, when comparing between age groups, the magnitude of BSI was higher for young than for old participants, and young participants had more significant BSIs. In further simulations, we demonstrated that spatial synchronization of an underlying network may conceal the alpha modulation and, therefore, affect the measured BSI.

    Conclusions. In the current study, we observed that modulation of the alpha oscillations is reflected in the low-frequency time course. Although there are factors that interfere with observing baseline shifts associated with a non-zero mean, evidence from the modelling and data from EEG confirms the existence of a non-zero mean in alpha oscillations. This in turn provides further support for the idea that ERs and neuronal oscillations share common neurophysiological mechanisms. Our results thus indicate that many cognitive responses which coincide in time with the modulation of alpha oscillations, such as P300, N400 etc., should be interpreted in the context of oscillatory neuronal dynamics.

  9. A.S. Miasnikova, B.V. Chernyshev
    Feedback-Related Beta-Band Power Predicts Exploration in a Probabilistic Gambling Task

    Аннотация. In probabilistic conditions, people choose low-payoff alternatives on some trials, thus failing to maximize their payoffs. We suggest that such behavior implies an exploration of task rules by choosing less risky options instead of exploiting more rewarding alternatives. We hypothesized that, first, during exploration the importance of feedback on risky trials may augment feedback salience. Second, the exploratory strategy could develop gradually and, therefore, a decision to make an exploratory choice may affect brain responses to the feedback on trials preceding risky choices. Specifically, we expected to observe indications of increased feedback salience on trials with risky choices and indications of decreased feedback importance on trials preceding risky choices. We investigated beta power (16–30 Hz) in magnetoencephalographic data from 62 healthy participants performing a two-choice probabilistic gambling task involving monetary gains and losses. We found increases in beta power 600–800 ms following losses in risky choices, possibly implying a more articulated response to missed rewards. On trials preceding risky choices, we identified a decrease in beta power 800 ms following rewards. This effect might reflect a change in decision-making strategy and a shift towards cognitive flexibility and exploration.

  10. И.В. Скороходов, М.А. Иванова, А.Н. Семиреченко, О.Н. Ткаченко, А.А. Варламов
    Характеристики ЭЭГ-ответа быстрой осязательной системы на прекращение стимуляции

    Аннотация. Данное исследование посвящено изучению вызванных потенциалов (ВП) ЭЭГ в ответ на медленные поглаживания кожи руки. Ранее проведенные исследования показали, что при восприятии медленных поглаживаний наблюдаются несколько поздних компонентов и комплексов ВП (поздний негативный компонент и сверхпоздний позитивный компонент), которые могут быть связаны как с ответом рецепторов быстрой осязательной системы кожной механорецепции (Аβ-система) на прекращение тактильной стимуляции, так и с обработкой ответа от рецепторов медленной, эмоциональной системы (С-тактильная система). В ходе исследования оценивались поздние компоненты ВП ЭЭГ в ответ на медленные поглаживания предплечья руки мягкой кистью с усилием 0.8 Н и тремя различными скоростями (4 см/с, 5 см/с и 6 см/с) с использованием установки роботизированной тактильной стимуляции. Было установлено, что латентность позднего негативного компонента для трех экспериментальных условий изменялась в соответствии с изменением момента времени отрыва кисти от руки и составляла приблизительно 500–600 мс с момента прекращения тактильной стимуляции; это позволяет предположить, что этот компонент связан с обработкой ответа рецепторов быстрой осязательной системы на прекращение стимуляции. Латентность сверхпозднего позитивного компонента не различалась для экспериментальных условий; таким образом, этот компонент, вероятно, отражает обработку ответа рецепторов С-тактильной системы, а его латентность (3200–3500 мс) соответствует задержке проведения импульса немиелинизированными волокнами С-тактильной системы.

  11. Д.Ф. Клеева, А.Е. Осадчий
    Параметрический статистический тест для оценки функциональной связности с низкой фазовой задержкой на основе данных МЭГ

    Аннотация. Изучение функциональной связности головного мозга предполагает, что мозговая активность определяется синхронизацией активности областей коры. Такие методы неинвазивной нейровизуализации, как ЭЭГ и МЭГ, позволяют с высокой точностью оценить характеристики функциональной связности в пространственном, временном и частотном доменах. Основная проблема оценки функциональной связности на неинвазивном уровне представлена артефактами объёмной проводимости, порождающими завышенные оценки связности из-за линейного смешения сигналов независимых источников. Большинство стандартных подходов решения указанной проблемы базируются на оценке мнимой части когерентности, которая не чувствительная к синхронизации, характеризуемой малыми фазовыми задержками, что препятствует оценке реальных сценариев функциональной связности с нулевой или околонулевой фазовой задержкой. Для преодоления этого ограничения был разработан метод PSIICOS, который позволяет подавить мощность компонент артефактов объёмной проводимости в векторном подпространстве действительной части кросс-спектра. Показатели кросс-спектра, порождаемые этим алгоритмом, не нормируются, что создаёт риск ложных срабатываний в ситуации присутствия несвязных мощных источников. Для предотвращения таких сценариев нами был разработан статистический тест на основе распределения Уишарта.

    Суть разработанного метода заключалась в генерации ковариационных матриц в пространстве источников на основе матрицы масштабирования, в которой сохранялись мощностные компоненты. Эти мощностные компоненты вычислялись с использованием исходной матрицы кросс-спектра в пространстве сенсоров и её последующей проекции в пространство источников с помощью 2-топографий прямой модели. Элементы вне диагонали ковариационной матрицы масштабирования приравнивались нулю или определеялись пространственными корреляциями в рамках прямой модели, что обеспечивало соответствие нулевому распределению кросс-спектральных коэффициентов, предположительно наблюдаемых в ситуации отсутствия фазовой связности. Число степеней свободы приравнивалось числу эпох данных с учётом определения распределения Уишарта.

    Применение разработанного теста к симуляционным данным продемонстрировало высокий уровень специфичности (93%) на фоне максимальной чувствительности (100%). Дополнительный блок симуляций, в который присутствовали несвязные пары источников, характеризуемые высокой мощностью и ложно детектируемые как связные, показал, что применение теста позволяет исключить эти ложные сети как незначимые. Наконец, использование разработанного теста на реальных данных ментальной ротации продемонстрировало детекцию релевантных сетей в соматосенсорной, височной и зрительной коре.

    Таким образом, разработанный тест вместе с общей парадигмой PSIICOS-проекции, подавляющей артефакты объёмной проводимости, представляет собой полноценный инструмент для высокоточной детекции функциональных сетей, активность которых характеризуется малой фазовой задержкой.

  12. В.М. Верхлютов, Е.О. Бурлаков
    Ментальный трекинг в зрительной коре в состоянии покоя

    Аннотация. Существуют две точки зрения на крупномасштабную пространственную динамику спонтанной и вызванной активности ЭЭГ и МЭГ. Одни авторы объясняют этот феномен на основе интрaкортикальной гипотезы, которая предполагает распространение бегущих волн в коре в среднем масштабе за счет внутрикорковых немеилиновых волокон со средней скоростью 0.2 м/с. Такое распространение приводит к возникновению вращающихся электрических диполей, которые проецируются на скальп, создавая видимость крупномасштабной пространственно-временной динамики. У животных и человека существование подобных волн подтвердили с использованием микроэлектродов или потенциалзависимых красителей. Другая точка зрения связывает крупномасштабные волны со структурой коннектома и предполагает их распространение за счет меилиновых волокон с характерной скоростью порядка 6 м/с. Такая скорость волн наблюдается при записи ЭЭГ, МЭГ и ЭКоГ, но не подтверждена прямой регистрацией. Мы проверяли правомерность двух, вышеописанных подходов, сравнивая модельные и экспериментальные МЭГ альфа-ритма. С этой целью мы симулировали среднемасштабные и крупномасштабные бегущие волны на корковой поверхности и рассчитывали модельные МЭГ, решая прямую задачу. Средние значения корреляций модельных МЭГ и экспериментальных данных для среднемасштабных волн оказались достоверно выше, чем для крупномасштабных. Эпицентры среднемасштабных волн имели разную локализацию, но были ограничены корковыми полями V1 и V2 в шпорной и теменно-затылочной бороздах. Большее подобие среднемасштабных модельных волн экспериментальному сигналу подтверждает интракортикальную гипотезу, а различные локализации эпицентров в течение записи можно объяснить влиянием коннектома.

  13. М.В. Ублинский, А.В. Манжурцев, Т.А. Ахадов, Н.А. Семенова, А.Н. Яковлев
    Динамика суммарной концентрации глутамата и глутамина после короткой зрительной стимуляции

    Аннотация. Введение. Протонная магнитно-резонансная спектроскопия (1H-MRS) позволяет измерять in vivo концентрации нейромедиаторов (таких как ГАМК и глутамат (Glu)). В нескольких исследованиях изучаются метаболические реакции на единичные стимулы стимулы (Bednařík et al. 2015; Betina Ip et al. 2017, 2019; Mekle et al. 2017). В них изменение [Glu], выявленные за короткий период. рассматривались как высвобождение нейромедиатора из везикул. а не метаболические изменения. Мы измерили динамику концентрации Glu в ответ на короткий визуальный стимул в период. превышающий BOLD-ответ.

    Методы. МРТ-изображения и воксель 1H-MRS были получены на аппарате Philips Achieva dStream 3T MRI (Эйндховен. Нидерланды) с использованием катушки SENSE Head-8. В исследовании приняли участие 18 здоровых субъектов (11 мужчин; средний возраст = 23.6 года, SD = 2.2). Мерцающая шахматная доска с частотой 4 Гц использовалась для стимуляции в повторяющихся блоках: 3 с - стимул, 21 с - черный экран. Для нахождения области активации фМРТ-изображения были получены с использованием последовательности градиентной эхо-планарной визуализации (GE EPI) с TR/TE = 3000/40 мс, угол поворота = 90°, разрешение в плоскости = 2.4×2.4 мм2, толщина среза = 4 мм, количество срезов = 30, 120 накоплений. Данные фМРТ обрабатывали с помощью пакета программ SPM12. В результате была получена карта активации в ответ на визуальную стимуляцию. Для каждого участника была получена маска спектрального вокселя и по ней определена средняя интенсивность BOLD-сигнала в этом объеме. Спектры были получены с использованием последовательности PRESS (TR = 2000 мс, TE = 35 мс, NSA = 444 (12*37), размер вокселя - 20x30x20 мм) c временным разрешением 2с и локализованы в активированной области зрительной коры. Мы определили влияние эффектов BOLD на сигналы метаболитов, оценив разницу в ширине линии синглета суммарного креатина (tCr) (3.03 ppm) между каждой временной точкой и значением -1 с (за 1 секунду до начала предъявления стимула). Концентрации метаболитов определены с использованием LCModel с базовым набором из 17 моделированных спектров метаболитов. Для дальнейшей статистической обработки использовалось соотношение концентраций Glx/Cr и NAA/Cr. Разницу между полученными значениями (Glx/Cr, NAA/Cr и шириной линии tCr), соответствующими отдельным моментам времени, статистически определяли с помощью статистического теста ANOVA с повторными измерениями. Если rANOVA показывала статистически значимый результат (в том числе на уровне тренда, p<0.1), проводился апостериорный тест Даннета.

    Результаты. Мы обнаружили статистически значимую разницу в соотношении интенсивностей Glx/Cr (p = 0.06) между временными точками по rANOVA. Апостериорный тест Даннета показал статистически значимое увеличение Glx/Cr между -1 с и 1 с (0.17 ± 0.04, p = 0.004), 3 с (+ 0.15 ± 0.05, p = 0.074), 19 с (+ 0.16 ± 0.04, р = 0.013). Нет корреляции между изменением концентрации Glx/Cr и амплитудой фМРТ-ответа (r = 0.24, P> 0.05). Анализ уровня Glx/Cr в течение трех последовательных периодов (каждый период соответствовал ~ 5 мин) исследования показал, что изменений концентрации нет (rANOVA: p = 0.32).

    Обсуждение. Мы исследовали изменения уровня Glx в период, превышающий BOLD-ответ. Выявлено два периода роста отношения Glx/Cr. Поскольку скорость цикла Glu-Gln слишком мала для этих изменений Glx/Cr, наблюдаемую динамика Glx/Cr можно интерпретировать как высвобождение Glu из везикул, обратный захват и повторное наполнение. В нашей работе впервые представлены динамические измерения BOLD-эффектов в спектрах метаболитов с использованием сигнала tCr.

  14. Я.Р. Паникратова, Е.Г. Абдуллина, Д.В. Тихонов, С.А. Голубев, В.Г. Каледа, И.С. Лебедева
    Вербальные ассоциации и функциональная связанность дополнительной моторной коры у длительно болеющих пациентов с шизофренией

    Аннотация. Основной целью работы являлось сопоставление двух групп длительно болеющих пациентов с шизофренией с различным клиническим и функциональным статусом по нейропсихологическим и нейровизуализационным характеристикам. Были обследованы 39 пациентов с расстройствами шизофренического спектра (возраст 41.5 ± 5.5 лет) и 18 здоровых испытуемых (возраст 38.8 ± 8.22 лет) мужского пола. Участники исследования выполнили различные варианты вербальных ассоциаций (ВА), а также прошли фМРТ покоя. Пациенты были обследованы с помощью клинических шкал PANSS и PSP. Кластерный анализ на основе субшкал PANSS и общего балла по шкале PSP позволил разделить пациентов на две подгруппы (N = 13/26), первая из которых отличалась меньшей выраженностью негативных расстройств и симптомов общей психопатологии и лучшим функциональным статусом. Клинические подгруппы были сопоставлены по продуктивности ВА, а также по функциональной связанности (ФС) зон, участвующих в порождении, инициации и регуляции речи (дополнительной моторной коры и левой нижней лобной извилины), с вокселами во всем объеме головного мозга. Вторая подгруппа, в отличие от первой подгруппы и группы нормы, хуже выполняла фонологические и свободные вербальные ассоциации, а также обнаруживала более высокую ФС дополнительной моторной коры с зоной в средней височной, угловой и надкраевой извилинах левого полушария, чем первая подгруппа.

  15. А.Е. Карчевская, М.Ю. Каверина, Е.В. Ениколопова, О.А. Кроткова
    «Перевод взора к начинающемуся движению» — один из показателей восстановления смыслового восприятия при тяжелых поражениях мозга

    Аннотация. 22 здоровых испытуемых и 20 пациентов с поражениями головного мозга различной этиологии (черепно-мозговая травма, состояние после удаления опухолей головного мозга), просматривали 60-секундный видеоролик, в котором три персонажа, последовательно друг за другом или одновременно, в естественном темпе совершали простые бытовые действия. Сразу после просмотра участники исследования в свободной форме пересказывали увиденное и отвечали на уточняющие вопросы экспериментатора. Запись движений глаз испытуемых осуществлялась с помощью айтрекера Mangold Eyetech VT3 mini (частота дискретизации — 200 Гц, точность — 0.5°). Исследование показало, что снижение числа «поисковых» саккад и задержка перевода взора к действующему персонажу, сопровождаются отсутствием зрительных фиксаций на важных для понимания событий областях кадров. Градация в понимании событий видеосюжета обнаруживает связь с указанными характеристиками движений глаз. Данные айтрекинга могут использоваться при обсуждении проблемы понимания зрительных стимулов у больных с грубым синдромом аспонтанности.

  16. A. Razmyslovich, O. Buivolova, A. Samoukina, E. Ivanova, E. Iskra, O. Soloukhina, O. Pakholiuk, A. Shlyakhova, M. Ivanova, S. Malyutina, O. Dragoy
    Combination of Verb Network Strengthening Treatment with Different Types of Non-Invasive Brain Stimulation

    Abstract. Non-invasive brain stimulation (NIBS) techniques used in aphasia rehabilitation have shown promise for crucially improving language recovery. Recently, the concurrent application of NIBS and different behavioral therapies has been presented in many studies. In our research, a behavioral therapy that has not been previously combined with different types of stimulation is introduced: we used the Verb Network Strengthening Treatment (VNeST) in combination with repetitive transcranial magnetic stimulation (rTMS) and transcranial direct current stimulation (tDCS) in people with post-stroke chronic aphasia. All participants performed action naming and sentence production tasks before and after therapy. Despite rather small group sizes, the results are still promising. The group that received tDCS stimulation showed statistically significant improvement on trained items in a sentence production task, and only one participant improved in action naming in the group stimulated with rTMS. Further large-scale studies should be conducted in order to investigate the effectiveness of the combination of VNeST with rTMS and tDCS.

  17. М.А. Шурупова, С.А. Миронец, А.А. Девятерикова, В.Н. Касаткин, А.В. Латанов
    Зрительно-пространственные внимание и память у детей с дисфункцией мозжечка: глазодвигательные и когнитивные показатели

    Аннотация. В работе исследованы показатели глазодвигательной активности при выполнении зрительного поиска, а также их взаимосвязь с показателями когнитивных функций — рабочей памяти, зрительно-пространственного внимания, пространственного планирования у детей при мозжечковых дисфункциях, приобретенных вследствие нейроонкологического заболевания. Нейрокогнитивная батарея тестов CANTAB использовалась для оценки когнитивных показателей, метод айтрекинга применялся для оценки движений глаз во время теста на зрительный поиск. В исследовании приняли участие 55 пациентов и 54 здоровых ребенка контрольной группы в возрасте 9–17 лет. У пациентов с дисфункцией мозжечка выявлены трудности выполнения зрительного поиска, а именно — медленное выполнение задания, большое количество фиксаций, длинная траектория сканирования изображения по сравнению со здоровыми детьми. Обнаружена положительная взаимосвязь между качеством выполнения теста на зрительный поиск и показателями рабочей памяти и зрительного внимания и планирования у пациентов. Метод айтрекинга продемонстрировал эффективность для исследования параметров движений глаз с целью оценки нарушений работы саккадической системы у пациентов.

  18. М.Н. Захарова, Г.А. Сугробова, Р.И. Мачинская 
    Возрастные изменения управляющих функций у детей 5–7 лет

    Аннотация. С целью анализа возрастных изменений эффективности произвольной регуляции деятельности и рабочей памяти у детей предшкольного возраста проведено сравнительное нейропсихологическое исследование различных компонентов управляющих функций (УФ) у детей 5–6 лет (средний возраст — 5.7 ± 0.4 лет, N = 154, 77 мальчиков, 77 девочек) и 6–7 лет (средний возраст — 6.8 ± 0.3 лет, N =  199, 100 мальчиков, 99 девочек). Для оценки состояния УФ использовались: (1) качественные методы анализа трудностей выполнения различных тестов в процессе групповых и индивидуальных процедур тестирования, основанные на принципах концепции динамической локализации ВПФ А.Р. Лурия; (2) компьютеризированные тесты, которые включали реализованные на планшете корректурную пробу, двухцветные таблицы Шульте-Горбова, конфликтный тест «Точки», адаптированную для детей процедуру «один шаг назад» (one-back task) — тест «руки-ноги-голова», кубики Корси. Обнаружена неравномерность в развитии отдельных компонентов УФ, часть из которых формируется в дошкольном возрасте достаточно интенсивно, а часть не претерпевает значимых изменений. Существенные прогрессивные изменения от 5–6 к 6–7 годам касаются способности к усвоению инструкции и следованию определенным программам деятельности, хотя и в 6–7 лет эти компоненты УФ остаются относительно незрелыми. Та же возрастная траектория характерна и для развития рабочей памяти: к 6–7 годам ее эффективность и объем значительно возрастают. Способности к созданию стратегии деятельности, переключению с одного алгоритма на другой, контролю за результатами деятельности демонстрируют отсутствие выраженной положительной динамики и относительно более низкую эффективность.

  19. М.П. Жердева, Н.А. Артени, В.М. Афанасьева, А.А. Котов
    Стратегии категоризации у детей дошкольного и младшего школьного возрастов

    Аннотация. Как люди научаются новым категориям, и как эта способность изменяется в онтогенезе? В нашем исследовании предпринята попытка ответить на эти вопросы, изучая стратегии категоризации у детей разного возраста. В эксперименте дети в возрасте 5, 7 и 10 лет обучались новым категориям, включающим одновременно и детерминистические признаки, требующие сфокусированного внимания, и вероятностные признаки, требующие распределенного внимания. Мы оценивали успешность категоризации и память на выделенные в ходе категоризации признаки. Анализ результатов показал, что дети возрастных групп 5 и 7 лет в ходе научения используют стратегию категоризации, основанную на распределенном внимании, и запоминают все признаки. Дети 10 лет используют стратегию сфокусированного внимания, запоминая преимущественно релевантные признаки. Таким образом, после 7 лет происходит смена стратегий категоризации. В совокупности мы представим новые данные, во-первых, указывающие на различия в стратегиях категоризации и механизмах научения в процессе развития, и во-вторых, разъясняющие роль внимания в развитии категоризации. Эти результаты в докладе мы обсудим в связи с современными теориями категоризации и ее развития.

  20. Н.В. Андриянова, М.Г. Филиппова, В.Ю. Карпинская 
    Роль иллюзорного контекста в задаче поиска различий

    Аннотация. Исследование посвящено роли иллюзий при поиске визуальных различий между объектами. Участникам эксперимента предъявлялось 72 пары изображений объектов — 24 пары объектов одинакового размера, 24 пары с различием в размере объектов на 10% и 24 пары объектов с иллюзорными различиями в размере. Для создания иллюзорных различий использовались иллюзии Понзо и Дельбефа. Задачей испытуемых было определять, есть ли между двумя объектами различие в деталях, не обращая внимания на размер или контекст. Результаты показали, что в иллюзорном контексте испытуемые допускали больше ошибок и отвечали медленнее, чем в двух других условиях. Предполагается, что иллюзорные различия интерферируют с различиями в деталях: испытуемые вынуждены подавлять иллюзорные различия, что отражается на эффективности задачи поиска различий в деталях.

  21. Ю.В. Кузьмина, И.М. Захаров, М.М. Лобаскова, Ю.А. Маракшина
    Изменчивость эффекта конгруэнтности для несимволического чувства числа в зависимости от условий предъявления стимулов

    Аннотация. Несимволическое чувство числа — способность обрабатывать информацию о количестве без использования подсчетов и символов. В исследовательской практике эта способность может измеряться с помощью тестов на несимволическое сравнение. Предыдущие исследования выявили, что приблизительная оценка количества может происходить опосредовано, через оценку визуальных характеристик сравниваемых множеств, таких как совокупная площадь (сумма площадей всех фигур) или поверхностная площадь (площадь поверхности, которую занимают фигуры). Зависимость оценки количества от оценки визуальных параметров отражается в эффекте конгруэнтности, проявляющемся как большая точность несимволического сравнения в конгруэнтных заданиях, в которых визуальные параметры положительно коррелируют с количественными. Целью данного исследования стала оценка вариабельности эффекта конгруэнтности в зависимости от формата предъявления сравниваемых множеств (пересекаются ли сравниваемые наборы объектов в пространстве, а также одинаковые или нет фигуры в них), и количественной пропорции между ними. Показано, что эффект конгруэнтности был значим только для большой количественной пропорции между сравниваемыми множествами (пропорция рассчитывается как соотношение меньшего количества к большему) и в случае, если сравниваемые множества пространственно не пересекались. В случае пространственного пересечения множеств, эффект конгруэнтности был незначим из-за затруднения в оценке визуальных параметров. В целом результаты свидетельствуют, что оценка визуальных параметров и оценка количества являются отдельными, хотя и взаимосвязанными процессами. При этом оценка визуальных параметров может выступать как вспомогательный процесс, когда количественная пропорция между сравниваемыми множествами возрастает.

  22. Н.В. Морошкина, М.Е. Замковая, В.А. Гершкович
    Ретроспективное искажение интуитивных оценок решаемости инсайтных задач после знакомства с правильными ответами

    Аннотация. Работа посвящена исследованию феномена хиндсайта как когнитивного искажения, проявляющегося в смещении ответов в сторону полученной обратной связи. Ранее была высказана гипотеза, что эффект хиндсайта должен особенно ярко проявляться на материале инсайтных задач, так как их решение или знакомство с ответом часто сопровождается ага!-переживанием, высокой беглостью обработки и очевидностью решения. Однако данная гипотеза была подтверждена только в экспериментах с гипотетическим дизайном, где испытуемым предлагается оценить вероятность того, что они смогли бы решить задачу. В настоящем исследовании впервые был применен мнемический дизайн эксперимента с использованием задач на поиск отдаленных ассоциаций. На первом этапе испытуемые должны были дать интуитивную оценку решаемости предъявленных задач (половина из которых имела решение, а половина — нет). На втором этапе половине испытуемых были предъявлены правильные ответы на задачи, после чего все участники должны были вновь пройти процедуру первого этапа и попытаться вспомнить данные ранее оценки. Результаты показали, что предъявление правильных ответов спровоцировало смещение повторных оценок в соответствующую сторону. Это происходило даже в тех случаях, когда испытуемые отмечали, что они помнят свою первую оценку по процедуре «помню/ знаю/ гадаю». Данный результат подтверждает выдвинутую гипотезу и подчеркивает мнемическую природу наблюдаемых искажений.

  23. В.Е. Дубровский, Е.Г. Лунякова, А.С. Крускоп, А.В. Гарусев 
    Проблемы и методы оценки характеристик глазного дрейфа

    Аннотация. Дрейф — медленные квазислучайные смещения глаз в промежутках между саккадами, основной вид движений глаз во время фиксации. Именно на участках дрейфа преимущественно происходит извлечение зрительной информации о внешнем объекте. Сегодня микродвижения глаз уже не считаются помехой зрительному процессу, а рассматриваются как важная составляющая механизмов первичной обработки сенсорной информации, в частности — стереозрения, восприятия движения, различения мелких деталей изображения и др. Неоднократно предпринимались попытки разработать математическую модель нижнего уровня зрения, учитывающую микродвижения глаз. Траектории движений глаз рассматриваются как случайный процесс, параметры которого необходимо определить экспериментально. Разработка такой модели связана с рядом объективных трудностей. Запись движений глаз зашумлена. Необходимо разделять случайный процесс на отдельные компоненты, обусловленные работой блоков управления разных уровней. При этом предполагается, что в исследуемом сигнале можно выделить стационарную компоненту, допускающую усреднение. Вопрос о том, можно ли считать отдельные фрагменты записей движений глаз стационарными процессами до сих пор открыт. Возможно, этими проблемами частично обусловлено отсутствие единого мнения о характеристиках глазного дрейфа, таких как согласованность движений левого и правого глаз, амплитуда и скоростные характеристики дрейфа. Авторами разрабатывается пакет программ, предназначенный для анализа записей микродвижений глаз. Описаны методы решения ряда прикладных задач. С использованием этих разработок проведено исследование согласованности движений глаз во время дрейфа при бинокулярной фиксации, оценены скоростные параметры фиксационных движений.

  24. O. Blazhenkova, E. Pechenkova, V. Vasilenko, R.W. Booth, I. Duman, O. Umitli, J. Kanero
    Assessment of different types of visual imagery

    Abstract. Introduction. A substantial body of evidence supports the claim that visual imagery may be described along two separate dimensions: object imagery and spatial imagery (Kozhevnikov, & Blazhenkova, 2013). Object imagery refers to the mental representation and processing of pictorial appearances of objects such as shape, color and texture, whereas spatial imagery refers to representation and processing of spatial relations and performing spatial transformations. In imagery research, both subjective measures that require participants to report the vividness of their imagery experience and objective performance tests are widely used. Notably, most of them are either object vividness questionnaires or spatial performance tests while tools assessing spatial imagery experience and object imagery performance are lacking in the field. Therefore, there is a critical need for performance measures for object imagery, and vividness measures for spatial imagery. Our international team focused on designing a set of measures of individual differences in object and spatial visual imagery that would include both vividness questionnaires and performance tasks in 3 languages: English, Turkish, and Russian.

    Methods. Our study included validated measures of object and spatial imagery (VVIQ, Marks, 1973; Paper Folding test, Ekstrom et al., 1976; Mental Rotation test, Vandenberg & Kuse, 1978; OSIVQ, Blazhenkova & Kozhevnikov, 2009) as well as several newly developed or improved imagery assessments: Vividness of Object and Spatial Imagery Questionnaire (VOSI), v. 2.0. (based on the first version from Blazhenkova, 2016). Participants rated object and spatial vividness of imagery generated from verbal descriptions (e.g., “Reflection of clouds in a rippling lake” or “The different parts of a mechanical digger moving relative to each other”) on a 5-point rating scale (5= 'Perfectly clear and distinct, just like you are really seeing it', 1= 'Nothing at all, you only know that you are thinking about it'); Pareidolia Task requires face identification in images of inanimate objects; Animal Tails Task asks to determine whether an animal’s tail is long or short relative to its body size (based on Farah et al., 1988, but the modified version uses semi-covered pictures rather than verbal descriptions).

    As a part of a larger study, we administered these assessments to Turkish-English bilingual student participants. VOSI was administered in English and Turkish language for the same participants on 2 different occasions. Testing was conducted online using Qualtrics.

    Results. To date, the data from 253 participants have been collected. Principal component analysis of VOSI data yielded highly consistent results in Turkish and English languages. A 3- factor solution was preferred, based on the results of parallel analysis (O’Connor, 2000). After excluding items with low or indiscriminate loadings, only 2, object and spatial, factors remained. We preliminary selected the best items for each scale (the final selection of the items will be done in correspondence with the Russian version of the questionnaire).

    The results of correlational analysis indicated that Turkish and English versions of VOSI were highly correlated; Object and Spatial scales had low to moderate correlations, suggesting some common variance. Object vividness scale was positively correlated with object imagery measures, and Spatial vividness scale was positively correlated with spatial imagery measures.

    Conclusions. As further data collection (including data in Russian) is still in progress, we may preliminary conclude that 1) imagery assessment in the first and the second language yields consistent results; 2) factor analysis demonstrated that object and spatial vividness constitute different though related dimensions; 3) reliability analysis showed that new VOSI and Pareidolia task instruments have good reliability, while Animal Tails task may need further revision, and 4) the correlations between different imagery assessments provide some evidence for the validity of the new instruments. The new cross-culturally adapted instruments still need further development, but the preliminary results suggest that they can be useful for assessing individual variability in object and spatial imagery.



Расписание методических мастер-классов и демонстрационных стендов

В этом году помимо основной программы будут проходить шесть методических мастер-классов и демонстрационных стендов.

24 июня 17:00–19:00.

От нейронауки — к клинической практике: нейросетевые основы БОС-терапии и психотерапии

Ольга Роландовна Добрушина, канд. мед. наук, Международный институт психосоматического здоровья; Научный центр неврологии, Москва

Результаты современных нейронаучных исследований интересны не только с научной, но и с клинической точки зрения. Мастер-класс посвящен практическому осмыслению последних данных о структуре и функционировании мозговых нейросетей. Особое внимание будет уделено нейросетям аллостаза, обеспечивающим регуляцию телесного и эмоционального состояния в контексте социального функционирования человека. Будет показано, как нейросетевое понимание обогащает представления о распространенных неврологических и психических заболеваниях. Наконец, будут рассмотрены возможности модуляции нейросетей в ходе терапии с биологической обратной связью (БОС) и психотерапии.



24 июня 17:00–19:00.

Байесовская статистика на службе у когнитивной науки

Иван Иванович Иванчей, канд. психол. наук, РАНХиГС (Москва), Гентский университет (Бельгия)

Распространение вычислительных инструментов позволяет с лёгкостью рассчитывать показатели, выходящие за пределы базовой статистики, которую использует большинство когнитивистов. Байесовский подход к статистике обладает рядом преимуществ перед классическим подходом (Неймана-Пирсона). Во-первых, он позволяет нам оценивать силу свидетельств в пользу той или иной гипотезы. Во-вторых, он позволяет делать статистический вывод в пользу нулевой гипотезы – что не позволяет подсчёт статистической значимости (p-значений). В-третьих, он позволяет нам определить, достаточно ли данных мы набрали для проверки нашей гипотезы или нужно продолжить набор данных. Классический подход не позволяет проводить такую процедуру. В мастер-классе я дам введение в байесовскую статистику, опишу сферы её применения в когнитивных науках и покажу несколько инструментов для расчёта Байес-фактора.


24 июня 17:00–19:00.

Роль философии в эмпирических исследованиях чувства агентности

Артем Сергеевич Яшин, аспирант кафедры истории зарубежной философии философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

Между эмпирическими исследованиями в когнитивной науке и нейрофизиологии и философскими проблемами существуют тесные связи. Благодаря совершенствованию философских концепций исследования сознания и разума приобретают большую точность и ясность, с другой стороны, данные экспериментов могут служить основанием для построения философских аргументов. Однако, коммуникация между экспериментаторами и философами не всегда оказывается удачной и достаточной. Примерами служат эксперименты Б. Либета и Д. Вегнера, претендовавшие на решение проблемы свободы воли, или работы в области нейрофизиологии, где авторы принимаются за трудную проблему сознания, ограничиваясь поиском его нейронных коррелятов. Данное сообщение посвящено сложившимся философским неоднозначностям в эмпирических исследованиях чувства агентности — одного из важнейших аспектов самосознания.

Чувством агентности называют вид осведомленности субъекта, связанный с его авторством по отношению к действиям. Вне зависимости от наших взглядов на ментальную каузальность и свободу воли, мы чувствуем себя агентами, деятелями, и ощущаем себя источником множества событий в мире. Одним из наиболее известных предположительных коррелятов чувства агентности является интенциональное связывание – сближение во времени произвольного действия и его результата в восприятии человека. С чувством агентности связан набор философских проблем, касающихся структуры опыта агентности и его соотношения с суждениями об агентности. Зачастую непрозрачные философские позиции авторов экспериментальных работ о чувстве агентности определяют интерпретацию результатов и выводы, сделанные из исследования. Насколько запутанной оказалась ситуация? Какие шаги необходимо предпринять исследователям для наведения порядка в этой области знаний? Способна ли философия им помочь? На конференции будут намечены ответы на эти и некоторые другие вопросы.


24 июня 17:00–19:00.

Оценка влияния эффекта «pop-out» на особенности зрительного поиска у детей до двух лет при помощи айтрекинга

Ксения Игоревна Кунникова, канд. психол. наук, ФГБОУ ВО «Уральский государственный медицинский университет»

Зрительное внимание у младенцев и детей раннего возраста связано с созреванием кортикальных и субкортикальных механизмов и играет чрезвычайно важную роль в развитии когнитивных и социально-эмоциональных навыков. Оценка зрительного внимания во многих современных зарубежных исследованиях проводится в рамках исследовательской методики зрительного поиска «pop-out» (Hendry, 2019; Kleberg, 2019; Cheung, 2018; Telford, 2016; Adler, 2006). В данной методике целевой стимул непроизвольно привлекает к себе внимание за счет уникальной перцептивной характеристики, выделяющей его из массива отвлекающих стимулов (дистракторов). Регистрация и анализ параметров зрительного внимания при этом производится при помощи айтрекинга. В настоящее время айтрекинг является одним из наиболее широко применяемых и перспективных методов оценки окуломоторного поведения у маленьких детей, поскольку не требует использования вербальных инструкций и позволяет получить объективные показатели когнитивного развития.

Во время мастер-класса участники смогут ознакомиться с дизайнами айтрекинг-исследований для оценки влияния эффекта «pop-out» и примерами стимульного материала, узнать о наиболее информативных параметрах окуломотроной активности и об особенностях обработки полученных данных, а также взять на вооружение некоторые рекомендации по исследовательской работе с детьми раннего возраста. Помимо этого, мы поговорим о возможностях применения данной методики для выявления ранних рисков отклоняющегося когнитивного и социально-эмоционального развития детей.


24 июня 17:00–19:00.

Междисциплинарные и международные подходы к исследованию мышления аналогиями

Иван Крупин, Harvard University, Depts. Human Evolutionary Biology and Psychology;
Анна Смирнова, МГУ, Кафедра высшей нервной деятельности

Использование принципа аналогий в процессах сравнения является основой многих уникально-человеческих когнитивных способностей и видов деятельности, включая науку и искусство, а также многое в повседневной речи. Данный мастер-класс представляет две исследовательские программы, изучающие развитие мышлением аналогиями с использованием одной и той же экспериментальной методики (парадигмы) с животными (вороны, попугаи) и детьми дошкольного возраста. К этой общей парадигме программы подходят не только из разных дисциплинарных традиций (биология, когнитивная психология) но и из разных теоретических традиций когнитивной науки (Россия, США).

Авторы обсудят методы и результаты этих разных исследовательских программ, тем самым выделяя не только важные результаты в сфере развития мышления аналгоиями, но и иллюстрируя схожести и разности двух подходов. В заключение будет открытая дискуссия по поводу методов, результатов и дальнейших экспериментов — а так же вопросов коллабораций в междисциплинарном, международном контексте.



Расписание дополнительных стендов

23 июня 11:00–19:00; 24 июня 12:00–19:00

Стенд компании «ИнфоМед»

Александр Вязьмин, Компания «ИнфоМед», Москва

Компания «ИнфоМед» занимается поставками оборудования для электроэнцефалографии (ЭЭГ), транскраниальной магнитной стимуляции (ТМС), спектроскопии в околоинфракрасном диапазоне (fNIRS), биологической обратной связи по различным показателям (БОС), электромиографии, а также расходных материалов для широкого спектра нейрофизиологических исследований. На стенде вы сможете познакомиться с каталогом поставляемого оборудования, обсудить интересующие вас технические вопросы и «пощупать руками» транскраниальный магнитный стимулятор MagPro.